Глава четвертая

 

Прошедший год Дагс считал неудачным. Не приносил пока радости и год нынешний – тревожные сообщения приходили почти ежедневно, Дагс хмурился, вчитываясь в строчки отчетов. И волновала его даже не экономика, не робкие попытки России восстановить былые позиции. Беспокоило другое – менялись люди. Молодежь снова начала ценить образование, уже одно это приводило Дагса в ярость. Кажется, все дали этим уродам – пей свое пиво, жуй гамбургеры. Веселись под сиплые вопли безголосой попсы. Уколись, если хочешь – что еще нужно рабу для счастья?

Упустили… Пока это было еще не столь заметно, но Дагс хорошо чувствовал ситуацию и понимал, что дальше будет только хуже.

Не обошлось без проблем и на магическом фронте. Канувшие в небытие хакеры по-прежнему никак себя не проявляли, однако Дагса это не радовало. Если враг затаился, значит, он что-то готовит. Яна неплохо зарекомендовала себя на новой должности, но хакеры и ей оказались не по зубам. Фактически, за прошедший год в этом направлении она не продвинулась ни на шаг.

Сами же хакеры явно не дремали. Попавшие к ним из-за халатности Крамера материалы сделали свое дело, Легион потерпел целый ряд крупных неудач. Взять хоть историю с тем неприметным оборонным заводиком – прибери его Легион к рукам, развали, и вся военная авиация России на годы осталась бы без двигателей. И ведь почти получилось! Но информация об этой операции попала к спецслужбам, и все рухнуло. И это только один пример, а ведь их десятки. Вспоминая последние неудачи, Дагс искренне жалел о смерти Крамера. Увы, Слай лишил его возможности удавить негодяя лично…

Дагс как раз читал отчет о ситуации в нефтяной отрасли, когда секретарь доложил о визите Яны.

– Пусть войдет… – мрачно велел Дагс. Вздохнув, спрятал бумаги в папку. Может, хоть на этот раз будут хорошие новости?

– Добрый день, Владыка! – поздоровалась Яна, войдя в кабинет.

– Здравствуй… – отозвался Дагс. – Что у тебя?

Яна слегка нахмурилась, ей явно не понравился столь неприветливый тон Владыки. Тем не менее, она постаралась скрыть свое недовольства.

– Мне кажется, у нас появился шанс захватить кого-то из хакеров, – сказала она, подойдя ближе.

– В самом деле? – Дагс с мрачной усмешкой взглянул на девушку. – Ну рассказывай…

– Вы позволите присесть? – поинтересовалась Яна.

– Позволю. Садись и рассказывай.

Глаза Яны неприязненно блеснули. Тем не менее, она и на этот раз сдержала себя.

– У хакеров есть несколько мест, – начала Яна, – куда они примерно на год отправляют новичков. Я слышала о двух таких местах, пещере на Алтае и избушке где-то в Забайкалье. Хакер проводит год в одиночестве, потом возвращается. Все последние годы я пыталась отыскать эти места. О пещере пока ничего сказать не могу. А вот избушку я, кажется, нашла.

– Кажется, или нашла?

– Возможно, это именно нужное нам место, – с нажимом ответила Яна. – Я знала, что к избушке каждую весну прилетает вертолет. Мы стали собирать информацию о всех авиационных предприятиях, о пилотах, работающих в том регионе. И наконец-то кое-что выяснили. – Яна улыбнулась. – У меня теперь есть все данные. Я знаю имя пилота. Знаю, куда он полетит. Знаю, когда полетит. Девять из десяти, что вертолет полетит именно за хакером. Остается решить, как эту информацию использовать.

Дагс задумался. Несколько минут он сидел, прикрыв глаза, потом снова взглянул на Яну.

– У тебя есть какой-то план? – тихо спросил он.

– Разумеется. Есть два варианта: мы можем просто полететь туда и схватить хакера. А можем позволить ему вернуться. Установим за ним слежку – возможно, тогда он выведет нас на более крупную дичь. Выбор за вами.

– Скажи проще – ты хочешь переложить ответственность на меня, – проворчал Дагс.

Яна улыбнулась. – Просто я хочу знать ваше мнение, Владыка. Если говорить обо мне, то я бы предпочла первый вариант.

– Почему? – поинтересовался Дагс.

– Он надежнее. Вспомните, сколько раз мы следили за хакерами, и сколько раз им удавалось уходить от нас. Они всегда замечают слежку.

Дагс снова задумался, тихонько барабаня пальцами по столу.

– Хорошо, – сказал он после долгой паузы. – Действуйте. Хотя нет… – Дагс поскреб пятерней шею. – Пожалуй, я прогуляюсь с вами, мне тоже надо развеяться. Надеюсь, ты не будешь возражать?

– Конечно нет, Владыка, – ответила Яна. – Для меня это честь.

– Значит, на том и порешим. – Губы Дагса изогнулись в ухмылке. – Когда вы хотите отправиться туда?

– Завтра, Владыка, – ответила Яна. – Уже завтра…

 

 

*   *   *

 

Его бегство заметили почти сразу. Послышались крики, тут же раздались автоматные очереди. Над головой прошелестели пули, Максим невольно пригнулся. Потом понял – его просто пугают, он нужен им живым. На мгновение обернулся, и тут же увидел снайпера.

Это был опытный человек. Отбежав в сторону от вертолета, он встал на колено и прильнул к прицелу, ствол его винтовки медленно двигался, нащупывая цель.

Оставшиеся до леса два десятка метров Максим прошел в режиме пьяного спринтера, хаотично прыгая из стороны в сторону. За это время снайпер успел сделать три выстрела: первая пуля скользнула рядом с бедром, вторая зацепила колено – Максим вскрикнул, но не остановился. Третья пуля прошила левую штанину и выбила крошки из лежащего впереди валуна. Вот и спасительный лес – отчаянно петляя среди деревьев, Максим затылком чувствовал колючий взгляд снайпера. Еще немного, за эти кусты… Всё, ушел…

Снайпер больше не стрелял, потеряв цель из виду. Однако Максим хорошо понимал: это только начало. Взглянул на раненую правую ногу, на штанине уже расползлось кровавое пятно. Но боли почти не было, как не было и времени осмотреть рану. Снова послышался рокот вертолета, Максим оглянулся – и бросился бежать.

Вертолет нагнал его почти сразу, из открытой двери тут же открыли огонь. Стреляли прямо перед ним – пули впивались в землю, выбивали щепки из стволов. Максим бросился влево, пытаясь укрыться за кустами, оглянулся – позади, в просветах между деревьями, уже мелькали силуэты преследователей.

Не будь вертолета, Максим давно бы скрылся. Но проклятая машина, с грохотом перемалывая лопастями воздух, неотступно висела над головой, не оставляя ни единого шанса на спасение. Редкий лиственничный лес не позволял укрыться – куда бы не бежал Максим, всюду его сопровождал вжимающий в землю рокот.

 У него не было шансов спастись. Действия преследователей явно координировались с вертолета, Максим понял, что его теснят к реке. Именно там он ловил рыбу. Вздувшаяся от паводка река представляла неодолимую преграду, сидевшие в вертолете люди это прекрасно понимали. Сознавал это и Максим – глянув на вертолет, он снова взял левее, надеясь успеть выскочить из западни. И тут же землю перед ним вновь взрыли пули, Максим невольно замедлил шаг. Потом, решившись, отчаянно бросился под льющийся с неба смертельный дождь.

Его во что бы то ни стало хотели взять живым. Автоматчик тут же прекратил огонь, Максим, ощутив надежду, рванулся вперед. Только бы успеть…

Он действительно мог ускользнуть. Очевидно, это поняли и в вертолете. Развернувшись, винтокрылая машина обогнала Максима и зависла над деревьями в нескольких сотнях метров впереди него. Максим пригляделся – и замедлил шаг. Его переиграли…

Из вертолета быстро спускались два автоматчика, отрезая единственный путь к бегству. Проскользнуть мимо них он не сможет – осознав это, Максим побежал к реке. Другого пути просто не было.

Он выскочил как раз к тому месту, где ловил рыбу. Мутная, несущая мусор и коряги река внушала ужас, одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять: перебраться на другую сторону он не сможет. Максим остановился, не зная, что ему делать. Вертолет завис чуть в стороне, стрелок в проеме двери держал Максима на мушке.

Развязка приближалась. Максим посмотрел на вертолет, на несущуюся у его ног воду. Оглянулся, выхватил взглядом спешащих к нему бойцов. Повернулся и шагнул в воду…

Он сразу ушел с головой. Ледяная вода обожгла тело, стремительное течение подхватило и понесло, каждое мгновение грозя разбить о камни. Вынырнул на секунду, глотнул воздуха. Как во сне, увидел неподвижно завивший в небе вертолет, растерянное лицо выбежавшего на берег боевика. И снова ушел под воду.

Максим не думал о том, что сумеет скрыться. Его бросало из стороны в сторону, трясло, как на ухабах. Пару раз чувствительно приложило к подводным камням. На мгновение с трудом выбрался на поверхность, и тут же опять скрылся в глубине, увлекаемый какой-то корягой. Попытался оттолкнуть ее от себя, не получилось. Чувствуя, что теряет последние остатки контроля, изо всех сил рванулся к поверхности. Ощутил, как рвется рубашка – и вот он, спасительный глоток воздуха…

Тяжело дыша, Максим огляделся, попытался отыскать вертолет. Вот он, разворачивается над лесом, его ненавистное зеленое брюхо совсем рядом. Ничего не остается, как снова скрыться под водой…

Вынырнув на поверхность в очередной раз, Максим вертолета не увидел. Какое-то время плыл по течению, потом попробовал выбраться на берег. Просто понимал, что долго так не продержится.

Первая попытка вылезти окончилась неудачей. Замерзшие руки скользнули по камню, Максима крутануло и понесло дальше. На второй раз ему повезло больше, впереди показалась крохотная заводь, образовавшаяся рядом с огромным валуном. Вода у валуна кипела и пенилась – Максим рванулся к заводи, приготовился к неизбежному столкновению с камнями. Удар, другой – и вот он уже с трудом выбирается на берег…

Очень холодно. В кроссовках хлюпает вода, где-то неподалеку что-то шумит. Это не шум реки, это что-то другое. Вертолет… Скрыться, спрятаться – Максим побежал, припадая на правую ногу, упал в какие-то кусты. Винтокрылая машина медленно прошла над руслом реки, оглушая натужным ревом, Максим вжался в землю… Гул удалился, почти затих. Потом вернулся. Вертолет прошел обратно, сделал круг и снова проверил русло реки. Только бы не заметили…

Шум вертолета снова затих. Максим лежал, вжавшись в землю, и думал о том, что здесь его все равно найдут. Прочешут весь берег, а найдут. Зря он вылез здесь, надо было на ту сторону. Но уж как получилось. Благо, хоть вообще выбрался.

Прислушался. Вроде тихо, хотя где-то далеко все еще слышен рокот вертолета. Сев, Максим закатал правую штанину, осмотрел колено – вроде ничего серьезного, пуля содрала клочок кожи. Синяки и царапины не в счет. А теперь надо уходить – поднявшись, Максим побежал вглубь леса.

Бег немного согрел его. Максим не знал, сколько он пробежал – километр ли, меньше. Остановился, рухнул на землю. Какое-то время лежал, тяжело дыша и глядя в изумительно голубое небо, обрамленное вершинами лиственниц. Отдышавшись, сел, расшнуровал кроссовки. Вылил из них остатки воды, потом выжал носки. Снова обулся – все, теперь не будут хлюпать. Взглянул на часы – смотри-ка, идут. Водонепроницаемые – не обманули буржуи…

Вертолет по-прежнему кружил где-то поблизости, но Максима это уже не пугало – они его потеряли. Теперь надо просто уйти подальше от этого места…

Очередной отдых он позволил себе только через час. Отдохнув пятнадцать минут, снова пошел, ориентируясь по солнцу. Если расчеты верны, то вскоре он должен выйти к реке – той самой, по которой сплавлялся в прошлом году.

Так оно и вышло, к полудню Максим уловил впереди блеск воды. Подошел ближе – так и есть, река. Тоже разлилась, но это именно она. Если пойти вверх по течению, то выйдешь к ведущей к избушке протоке. Если вниз…

Максим задумался – просто не знал, куда ему идти. Либо восемьдесят километров вверх по реке до поселка, где живет Игорь. Либо сто двадцать вниз по течению, да потом еще километров тридцать по лесу. И не поймешь сразу, что лучше.

Ответ пришел сам собой: надо просто уйти подальше от опасного места и немного переждать. Потом найти в сновидении Бориса и все ему рассказать. А уж Борис придумает, как его отсюда вытащить.

Идти Максим решил вниз по течению, все говорило о том, что этот маршрут самый безопасный. Там его уж точно никто искать не будет. Он шел больше полутора часов, пока не наткнулся на завал из нескольких поваленных деревьев. Они образовали естественное укрытие, Максим подумал о том, что здесь его не увидят даже с вертолета. Избитое тело требовало отдыха, и Максим не мог ему отказать…

Он проспал несколько часов, устроившись на прелой траве и мелких ветвях. Не думал, что заснет, и лишь открыв глаза, убедился, что уже пятый час вечера. Прислушался – тишина, слышен лишь тихий плеск реки.

Захотелось пить. Спустившись к реке, Максим зачерпнул воды, напился. То, что вода грязная, его не беспокоило. Вернулся к завалу, думая о том, что неплохо бы соорудить какой-то шалаш. Остановился, размышляя о том, как лучше его сделать, задумчиво почесал затылок. Или не стоит заниматься ерундой?

Ему не пришлось строить шалаш. За спиной тихо хрустнула ветка, Максим рывком обернулся. Как раз вовремя, чтобы успеть разглядеть мелькнувший перед глазами приклад…

 

Очнулся он от того, что рядом кто-то разговаривал. Приоткрыл глаза, тут же скривился от боли во рту – не иначе, сломана челюсть. Или не сломана… Ощупал языком зубы, пошевелил челюстью. Больно, но вроде все цело.

Слегка повернув голову, перевел взгляд на говорившего. И вздрогнул, увидев уже знакомого ему снайпера. Лет тридцати пяти, худощавый и жилистый. Одет в армейский камуфляж. Сидит на бревне и разговаривает с кем-то по рации, в левой руке снайперская винтовка. Более чем серьезный противник.

Только теперь Максим понял, что руки у него скованы за спиной. Пошевелился, и встретился взглядом со снайпером.

Боевик как раз закончил говорить. Спрятав рацию в кармашек комбинезона, не спеша достал сигареты, закурил. Молча предложил Максиму, тот покачал головой. Спрятав сигареты, снайпер глубоко затянулся. Выпустив облачко дыма, снова взглянул на Максима.

– Заставляешь бегать, братан, – сказал он, иронично усмехнувшись. – Надо было пристрелить тебя у избушки, все меньше мороки было бы.

– Чего ж не пристрелил? – поинтересовался Максим, устраиваясь поудобнее.

– Так я же и говорю, что надо было… – Боевик небрежно стряхнул пепел, немного помолчал. – Вставай, пора идти. Нас ждут.

– А если не пойду?

– А смысл? – резонно заметил боевик. – Хочешь, могу вызвать «вертушку». Спустят пару ребят, а уж они тебя все равно доставят. Так что решай сам… – Снайпер демонстративно затянулся.

Он был прав. Какое-то время Максим сидел, размышляя о том, как ему поступить, потом тяжело поднялся на ноги. Ненавязчиво взглянул на боевика, думая о том, что у него еще есть шанс. Подойти еще хотя бы на полметра…

– Не дури, – предостерег его снайпер. – И учти, больше предупреждать не буду. Прострелю колено, а там уж пусть с тобой возятся. Так что лучше шагай.

– Куда? – поинтересовался Максим.

– А вон туда… – Боевик кинул окурок, указывая направление. – Вперед…

Максиму оставалось только подчиниться. Так они и шли – Максим впереди, в нескольких метрах позади него снайпер. Изредка боевик подсказывал направление, Максим не сразу понял, что его конвоир сверяется с показаниями карманного gps-навигатора. Примерно через час вышли к знакомым Максиму местам, за все это время у Максима не появилось ни единого шанса на побег.

Вот и избушка, рядом на поляне примостился вертолет. Тут же автоматчики, несколько гражданских. Среди них высокая девушка. Максим присмотрелся к ней, и вздрогнул. Это была Яна.

– Нехорошо, молодой человек, – холодно глядя на Максима, произнес стоявший рядом с Яной высокий сухощавый мужчина. Очевидно, он здесь был за главного. – Отнимаете время у серьезных людей.

Максим молчал. Да и что он мог сказать?

– Как тебя звать? – спросила Яна.

– Сергей, – отозвался Максим. – Сергей Савченко.

– Где документы?

– Нету, – пожал плечами Максим. – Какой дурак будет таскать документы в тайгу?

Он говорил чистую правду, все его документы остались у Игоря. Как объяснил Игорь, в тайге они ему не понадобятся – просто некому предъявлять, а вот потерять или промочить их более чем просто.

– У нас еще будет время поговорить, – медленно произнес мужчина. – Летим… – повернувшись, он не спеша направился к вертолету.

Очевидно, это и был Дагс – Максим слышал, как Яна назвала его Владыкой. Это осложняло все еще больше, Максим подумал о том, что на этот раз вляпался более чем основательно. Несколько утешало то, что пока его еще не узнали – очевидно, из-за усов и бороды. Хотел сегодня побриться, да не успел.

Сборы заняли пару минут. Максима затащили в вертолет, усадили на сиденье. Через иллюминатор он видел, как два боевика облили избушку из канистры, один из них достал зажигалку.

Взметнувшееся пламя жадно лизнуло бревна. Максим отвернулся, ему было больно на это смотреть.

Загудел двигатель, начали раскручиваться лопасти винта. Минута, другая – гул двигателя стал сильнее, машина плавно оторвалась от земли и начала набирать высоту…

Дорога заняла несколько часов, и все это время Максима плотно опекали. Ему даже не давали закрыть глаза – стоило сомкнуть веки, как тут же следовал окрик или толчок в бок. Максим понимал эти предосторожности – Дагс и его люди боялись, что он исчезнет. Портал ли откроет, или уйдет через сновидение… Не будь все так серьезно, Максим бы только посмеялся над тем, что его приняли за крутого хакера.

Ему действительно было не до смеха, Максим очень хорошо понимал, чем все это может закончиться. Именно поэтому он всю дорогу пытался открыть портал. Знал, что ему это нужно, надеялся. Пытался даже разговаривать с Сетью, просил ее – ну давай же, милая, помоги! Вытащи меня отсюда!

Увы, Сеть осталась глуха к его просьбам. Все попытки Максима открыть портал так ничего и не дали…

Они приземлились в большом аэропорту. Не прошло и двадцати минут, как Максим уже сидел в шикарном кресле частного самолета. Самолет держал курс на Москву.

В салоне, кроме Максима, Дагса и Яны, находились еще два охранника. Остальные либо не полетели, либо разместились в другом салоне – этого Максим не знал. Ни о каком побеге не стоило и думать. Особенно теперь, в шести тысячах метров над землей.

Дагс сидел напротив Максима и внимательно изучал его, под взглядом этого человека Максим чувствовал себя весьма неуютно. Яна молчала, изредка с улыбкой поглядывая на Максима.

Наконец губы Дагса шевельнулись.

– Ты ничего не хочешь нам сказать? – спросил он, пристально глядя на Максима.

– Тебя обманули, начальник, – ответил Максим. – Там нет никакого золота.

– Золота? – в лице Дагса что-то дрогнуло. – О чем это ты?

– То есть? – Максим постарался изобразить озадаченность.

– Повтори, что ты сказал, – потребовал Дагс.

– Ничего я не говорил. – Максим опустил голову. – И вообще, начальник, я ничего не знаю. Ты ошибся.

– Эй, только не надо здесь валять дурочку! – вмешалась в разговор Яна. – Мы прекрасно знаем, кто ты такой.

– Серьезно? – Максим демонстративно улыбнулся. – Ну так ты тогда говори, не стесняйся. А я послушаю.

Дагс взглянул на одного из охранников, тот молча приподнялся и со всего маха саданул Максима кулаком в живот. Это оказалось очень неприятно – согнувшись, Максим тяжело хватал ртом воздух. Дагс и Яна ждали, когда он придет в себя.

Наконец ему удалось отдышаться, Максим снова откинулся на спинку сиденья – настолько, насколько позволяли скованные за спиной руки.

– Попробуем еще раз, – с улыбкой сказала Яна. – Начнем с простого: что ты делал в том домике?

– Отдыхал… – ответил Максим и тут же согнулся от нового удара.

На этот раз он приходил в себя заметно дольше. Тем не менее, Максим остался вполне доволен собой. Кажется, ему удалось посеять в их сердцах сомнения.

– Я жду, – напомнила Яна, в упор глядя на Максима. – Повторяю вопрос: что ты там делал?

– Искал золото… – ответил Максим и закашлялся. – Только нет там никакого золота…

– Давно ты там? – спросила Яна.

В вопросе чувствовался подвох. Сказать, что он там недавно? Но избушка обжита, они наверняка эти поняли. Его ложь должна быть очень расчетливой.

– С прошлого лета. Все лето шурфы бил, всю осень. Как оттаяло, снова начал. Только нет там ничего. Пусто.

– А что ж ты сидел на пустом месте? – Дагс внимательно смотрел на Максима. – Неужели вокруг мало золота?

– А зачем мне мало? – усмехнулся Максим. – Я много хотел. Все говорят, что есть там золото. Я и искал.

– Что ты знаешь о хакерах сновидений? – Дагс впился взглядом в глаза Максима.

– О ком? – переспросил Максим. – Ты что, начальник? Да у меня компьютера сроду не было. Я в мотоциклах разбираюсь, в машинах. А компьютеры – это не мое.

Дагс неприязненно поджал губы.

– Твое имя и фамилия? – спросил он. – Быстрее!

– Так говорил же уже, – отозвался Максим. – Савченко Сергей Александрович. Живу в Багдарине у тетки. Там же и документы.

– Чего ж ты тогда бегал от нас? – поинтересовался Дагс.

– Так как не бегать? – усмехнулся Максим. – Ты же не первый день замужем, должен понимать. Сначала я вас за ментов принял, потом за братков. Теперь снова сомневаюсь – то ли ты ФСБ-шник, то ли еще из какой конторы.  По мне так лучше вообще ни с кем не встречаться. – Максим демонстративно фыркнул.

– Ну хорошо… – Дагс внимательно смотрел на Максима. – Допустим, ты говоришь правду. Тогда объясни нам, почему за тобой завтра должен прилететь вертолет? Впереди все лето, копай себе и копай.

Максим опустил глаза, изображая секундное замешательство. Потом снова взглянул на Дагса:

– Какой вертолет, начальник? О чем это ты?

– Ваня… – Дагс взглянул на охранника, тот снова приподнялся…

На этот раз его били дольше и сильнее. Наконец охранник снова занял свое место, оставив Максима корчиться на полу.

Прошло несколько минут. Убедившись, что Максим немного пришел в себя, охранник снова подошел к нему, взял за шиворот и водрузил обратно в кресло.

– Ну так что там у нас с вертолетом? – снова поинтересовался Дагс.

Максим молчал. Несмотря на боль, он хорошо понимал: сдаваться еще рано.

– Тебе виднее… – прошипел он, морщась от боли в боку.

– Боюсь, ты не понимаешь всей серьезности ситуации. – Дагс внимательно смотрел на Максима. – Лично ты мне не нужен, ты пешка в большой игре. Расскажи все, что ты знаешь, и я сохраню тебе жизнь.

– Мне нечего рассказывать. – Максим демонстративно отвернулся в сторону.

– Когда мы будем подлетать к Москве, – начал Дагс, – и опустимся пониже, я прикажу пилоту снизить скорость. Потом открою дверь и вышвырну тебя вон. Мое желание сделать это увеличивается с каждой минутой.

– Нам не нужны молчуны, – вставила Яна. – Либо ты все нам рассказываешь, либо будешь учиться летать. Твоя жизнь в твоих руках.

Максим набычился. Опустив голову, он долго сидел, потом затравленно взглянул на Дагса:

– Я не могу… Они не простят мне этого…

– Тебе нечего бояться, – заверил его Дагс. – С нами ты в полной безопасности. Более того, если ты меня не разочаруешь, я даже готов подыскать тебе место в моей команде. Это большие деньги и большая честь.

– Хорошо… – медленно кивнул Максим. – Я расскажу… Вертолет действительно прилетит за мной. Точнее, за золотом… У меня его почти одиннадцать килограммов – песок, самородки… Там очень хорошее место, нигде такого нету. В городе – в Улан-Удэ – я сдам золото одному человеку. Фамилии не знаю, все зовут его Василием Сергеевичем. Он всегда платит, никогда не обманывает. А в начале июня я снова вернусь. Хотел вернуться – теперь некуда. Вы же подожгли дом…

В глазах Дагса мелькнуло разочарование. Он мрачно взглянул на Яну, та пожала плечами и отвернулась.

– И где живет твой Василий Сергеевич? – спросил Дагс.

– Я не знаю названия улицы, могу просто показать, – с готовностью ответил Максим. – Это там, где голова на постаменте. Оттуда идти пару минут.

Огромную голову Ленина на постаменте он сначала увидел на открытке в городской квартире Игоря. Потом, когда ходили по магазинам, познакомился с этим шедевром поближе. Теперь это было первое, что пришло ему на ум.

– Там есть голова? – Дагс взглянул на Яну.

– Есть… – кивнула та.

Дагс немного помолчал, о чем-то раздумывая. Потом повернулся к охраннику:

– Ваня, отведи его к ребятам. Пусть пока посидит там.

– Хорошо… – Охранник шагнул к Максиму, однако тот уже поднялся сам.

Пока его вели по салону, Максим злорадно улыбался – так, чтобы этого не заметил охранник. Да, еще не ясно, чем все это закончится. Но ему удалось вселить в них сомнения, а это уже немало.

Наручников с него так и не сняли. В соседнем салоне три боевика играли в карты, появление пленника не вызвало  у них никаких эмоций.

– Сиди здесь, – сказал конвоир, толкнув Максима в одно из кресел. – Попробуешь дернуться, пожалеешь.

Максиму оставалось только подчиниться. Поудобнее устроившись в кресле – насколько это позволяли скованные руки – он стал наблюдать за игрой боевиков, размышляя о том, чем для него может закончиться этот полет.

 

Когда пленника увели, Дагс хмуро взглянул на Яну.

– Что скажешь? – спросил он.

– Ничего… – Яна полезла в сумочку за сигаретами. – Я закурю?

– Кури.

Яна закурила. Откинувшись в кресле, некоторое время курила, потом, встретившись глазами с Дагсом, виновато улыбнулась.

– Похоже, мы ошиблись… – Яна потянулась к стоявшей на столике хрустальной пепельнице, стряхнула пепел. – К хакерам он не имеет никакого отношения.

– Ты ошиблась, – уточнил Дагс.

– Пусть буде так, – миролюбиво согласилась Яна. – Бывает. Что нам с ним делать?

– Он видел меня в лицо, – медленно произнес Дагс. – Слышал, как ко мне обращались, здесь и в вертолете. Мне не нужны такие свидетели.

– Орлята учатся летать? – усмехнулась Яна.

– Нет, – покачал головой Дагс. – Сначала отправим его обратно в Улан-Удэ, пусть разберутся, что там с золотишком. Такие вещи надо брать под свой контроль.

– Хорошо, – пожала плечами Яна. – Пусть будет так…

 

 

*   *   *

 

Самолет приземлился в Домодедово, об этом Максим узнал из разговоров охранников. Он приготовился к тому, что сейчас его куда-то повезут, но ошибся. Выводить его из самолета явно никто не спешил – прошло около часа, охранники начали нервничать.

– Да сколько еще этого козла ждать… – мрачно процедил один из них. – Седьмой час уже…

Вряд ли он говорил о Дагсе. Прошло еще минут сорок, и Максим наконец-то увидел того, кого они так долго ждали.

Это оказался грузный человек лет сорока. Лысоватый, в легкой кожаной куртке и кепке, его появление охранники встретили с нескрываемым облегчением.

– Он? – спросил толстяк, кивком указав на Максима.

– Да… – отозвался один из охранников. – В общем, мы свое дело сделали…

– Конечно, конечно… – согласился толстяк. – Переведите его в первый салон.

Последняя просьба адресовалась уже пришедшим с ним людям. Их было трое, все в штатском. Максим решил, что это его новые охранники, и не ошибся.

В салоне его усадили на то место, где еще недавно сидел Дагс. Толстяк сел напротив.

– Снимите с него наручники, – велел он, один из охранников тут же выполнил приказ.

– Спасибо, – поблагодарил Максим, с удовольствием разминая затекшие руки.

– Пустяки, – благодушно отмахнулся толстяк. – Я вижу, у вас был трудный день. Коньячку не желаете?

– Не откажусь, – кивнул Максим. – Если бы еще чего-нибудь поесть…

– Да ради бога… Миша, коньячка, и сообрази нам чего-нибудь перекусить…

Последнее адресовалось стюарду, Максим уже знал его по первой части пути.

– Одну минуту… – кивнув, стюард вышел из салона.

– Куда мы летим? – спросил Максим, ощутив, как снова загудели двигатели самолета.

– В Улан-Удэ, – улыбнулся толстяк. – Но не будем пока о делах, о них мы еще успеем поговорить. Кстати, я Александр Сергеевич. Как Пушкин. – Толстяк снова улыбнулся.

Несмотря на всё свое добродушие, этот человек вызывал у Максима чувство опасности. Что-то подсказывало, что с ним надо быть очень осторожным.

– Я Сергей, – представился Максим. – Скажите, а кто были эти люди – те, с кем я прилетел?

– Люди как люди, – улыбнулся собеседник. – Очень влиятельные. Будешь им помогать, не останешься без награды.

– Я на это надеюсь, – согласился Максим…

Александр Сергеевич оказался очень словоохотливым, но далеко не глупым человеком. Всю дорогу он втягивал Максима в разговоры на те или иные темы, Максим далеко не сразу понял, что собеседник просто выявлял его интеллектуальный уровень. Сделано все было очень тонко и грамотно, Максиму приходилось контролировать каждое свое слово, каждый жест. Пожалуй, именно здесь ему впервые по-настоящему пригодились приобретенные в избушке умения. Толстяк усиленно поил его коньяком, Максим не мог отказаться. Но опьянения не ощущал, сознание работало очень четко. Когда спустя несколько часов полета самолет коснулся посадочной полосы, Максим молча поздравил себя – этот раунд тоже остался за ним.

На улице давно стемнело. Из самолета Максима пересадили в микроавтобус, не забыв при этом надеть наручники, долго куда-то везли. Максим смотрел на ночной город и думал о том, что этой ночью ему надо попытаться сбежать. Уже завтра его ложь может выясниться – легионеры наверняка захотят выяснить, где живет мифический скупщик, либо могут снова отправиться к избушке за столь же мифическими килограммами золота. И то и другое сулило Максиму большие неприятности.

Микроавтобус заехал во двор большого особняка. Максима вывели из машины и в сопровождении двух охранников провели в дом.

– Ту уж извини, – оправдывался толстяк, – но таковы правила. Выспимся немного, а с утречка уже займемся делами…

Охранники хорошо знали свое дело, Максим с грустью понимал, что у него нет никаких шансов на побег.  И утром их будет еще меньше.

Его завели в узкий коридор, в конце которого оказалась металлическая дверь. Один из охранников открыл ее, с Максима сняли наручники и втолкнули внутрь. Снова громыхнула дверь, лязгнул замок, Максим наконец-то остался один. Впрочем, радости это ему не доставляло.

Он внимательно огляделся. Бетонные стены, такой же потолок. Деревянные нары с матрацем, рядом небольшой стол. Раковина с краном, унитаз. Над дверью тусклая лампочка, в правом верхнем углу камеры глазок видеокамеры. Выходит, его и здесь не оставили без присмотра.

Надо найти Бориса – подумав об этом, Максим открыл кран, не без удовольствия напился. Потом лег на нары и попытался заснуть.

 

 

*   *   *

 

После проведенного в разъездах дня Дагс с удовольствием отсыпался. Спал без снов, без сновидений – хотелось просто отдохнуть. Проснувшись утром, удовлетворенно потянулся, взглянул на часы – девятый час. Пора вставать…

В кабинет он зашел после десяти, секретарь подал список назначенных на день встреч. Просмотрев список, Дагс поморщился. Мэры, губернаторы. Бизнесмены. И всем от него что-то надо. Да, большинство из этих людишек понятия не имеет о том, кто он такой. Его считают просто очень богатым и влиятельным человеком – «особой, приближенной к Императору». В какой-то степени это соответствовало действительности. Но именно в какой-то. Это к прежнему президенту он мог входить в любое время, мог без тени сомнения советовать – да что там, указывать, что и как делать. К нынешнему так просто уже не подступишься. Нынешний президент – это ФСБ. А эти ребята не любят, когда им указывают, и уж тем более, когда на них давят. Сами кого хочешь в бараний рог согнут.

Утешало то, что короля действительно делает свита. А как раз в свите у Легиона достаточно прочные позиции.

Первым посетителем оказался Волгин, он же Хорёк, представитель Легиона по Калининградской области. Или, как предпочитал говорить Дагс, по Кенигсбергу.

Доклад Хорька заметно поднял Дагсу настроение. За последние годы изоляция анклава значительно усилилась, старания легионеров затруднить связь Калининградской области с Россией увенчались полным успехом. Теперь Хорек предлагал сосредоточить все внимание на Балтийске, базе российского ВМФ. Слушая предложения Волгина, Дагс удовлетворенно кивал.

– Хорошо, – сказал он, думая о том, что Хорька надо непременно как-то отметить. – Я подумаю над этим вопросом. Теперь другое: помнится, вы обещали открыть рынок области для товаров из Польши?

– С этим сложнее, – поморщился Хорек. – Пытаемся найти общий язык с губернатором, пока ничего не получается. Но я обязательно решу это проблему.

– Я на это надеюсь… – Дагс вздохнул. – Хорошо, Виктор Николаевич, вы свободны.

– Удачного вам дня, Владыка… – Хорек быстро собрал со стола свои бумаги, почтительно поклонился и выскользнул за дверь.

Дагс глянул на список встреч. Кто там у него следующий…

Впрочем, следующей оказалась Яна.

– Здравствуйте, Владыка, – тихо сказала она. Сев в кресло, взглянула на Дагса, по ее лицу тот понял: что-то случилось.

– Ну что там у тебя? – нехотя разжал губы Дагс. – Выкладывай…

– Две новости, Владыка. Все как обычно, хорошая и плохая.

– Начни с хорошей…

– Хорошая в том, – улыбнулась Яна, – что наш золотой мальчик оказался не блатным недоумком, а хакером сновидений.

Дагс вздрогнул.

– Ты в этом уверена?

– Теперь да. А плохая состоит в том, что этой ночью он сбежал.

Лицо Дагса потемнело. Выходит, их обвели вокруг пальца.

– Как это произошло?

– Могу показать. – Яна достала из сумочки видеокассету, прошла к видеомагнитофону. Вставив кассету в деку, взглянула на Дагса: – Включите…

Дагс взял пульт, откинулся на спинку кресла. На экране появилась тюремная камера – присмотревшись, Дагс различил спавшего на нарах человека. Человек лежал спиной к видеокамере, однако Дагс узнал его по одежде. Именно этот парень рассказывал им вчера байки о золоте.

– Сейчас, – подсказала Яна.

Сначала Дагсу показалось, что парень просто шевельнулся. Секунду спустя он понял, что это не так. Одежда внезапно обмякла, один из башмаков упал на пол. Все произошло настолько быстро, что Дагс даже не заметил момента исчезновения. Только что был человек, и вот его уже нет, на нарах осталась лишь одежда.

Отмотав запись немного назад, Дагс снова просмотрел бегство хакера. Именно хакера, теперь в этом не оставалось сомнений.

– Вот так вот, – сказала Яна. – Я была права.

– Что ж тогда не настояла на своем? – буркнул Дагс. Ощущение того, что его уделал какой-то мальчишка, было невыносимым.

– Я не могу перечить Владыке, – отозвалась Яна. Потом добавила: – Шучу. Он так складно врал, что я ему поверила. Решила, что мы действительно ошиблись.

– Выяснили, кто он? – Дагс кивком указал на экран.

– Пока нет. Ребята сняли с крана в камере его отпечатки, сейчас проверяют.

– Если поработать с пилотом вертолета? – предложил Дагс. – Теперь нам ничто не мешает им заняться.

– Бесполезно, – покачала головой Яна. – Он просто извозчик. Работает там уже лет пятнадцать, его хорошо знают. Не прочь при случае подкалымить. Но не более того.

– Но ведь кто-то с ним договаривался, – не согласился Дагс. – Пусть назовет этого человека.

– Владыка, вы же сами понимаете, что это несерьезно. Всё это настолько очевидно, что хакеры наверняка позаботились о своей безопасности. В лучшем случае мы выйдем на посредника, который ничего не знает.

– И что ты предлагаешь? – спросил Дагс.

– Ничего. Будем работать дальше. Рано или поздно мы снова на них выйдем. Кассету я оставлю вам. – Яна поднялась с кресла. – Для коллекции. Я могу идти?

– Иди… – устало произнес Дагс. – И скажи там, чтобы пять минут никто не заходил…

– Обязательно. До свидания, Владыка…

Яна вышла, Дагс остался один. Взяв пульт, снова просмотрел запись. Потом раздраженно бросил пульт на стол, провел руками по лицу. Откинулся на спинку кресла.

– Иногда чертовски хочется кого-нибудь убить… – произнес он, задумчиво глядя на пустой экран. – Сегодня как раз такой день… – Дагс устало вздохнул и протянул руку к списку посетителей. – И кто же у нас этот счастливчик?..

 

 

*   *   *

 

Ему снился сон. Странный сон, Максим находился в комнате Рады, с улыбкой глядя на девушку. Та ему что-то говорила, держа за руки, но Максим ее почему-то не слышал. Воздух в комнате имел странный желтоватый оттенок, казался вязким и тягучим. Именно он поглощал слова Рады. Вот Рада снова что-то ему сказала, тщательно выговаривая слова, Максим присмотрелся к ее губам. Зрение затуманилось, потом снова вернулось в норму.

– …держись за меня и просыпайся… – уловил он обрывок фразы. – Смотри на меня… Ну же!

Максим улыбнулся, подумав о том, что всё это очень похоже на сновидение. Этого оказалось достаточно, чтобы осознание взяло верх.

– Рада! – выдохнул Максим. – Ты не представляешь, как я рад тебя видеть!

– Потом! – оборвала его Рада. – Сожми руки. Сильнее!

Только сейчас Максим обратил внимание на то, что Рада держит его за руки. Не подчиниться Раде было невозможно, Максим сжал пальцы. Теперь он осознавал и то, что находится в комнате Рады, взгляд выхватил знакомые горшки с цветами.

– Теперь просыпайся, удерживая сцену комнаты! – велела Рада, тон ее голоса не допускал возражений. – Ну!

Проснуться оказалось не так просто, на какие-то секунды Максим испытал чувство ужасающей беспомощности. Казалось, он балансировал на лезвии ножа, на острой грани чего-то неведомого. Крепче сжал руки, увидел перед собой глаза Рады – и проснулся…

В ушах стоял унылый тягучий звон. На мгновение Максим подумал, что сейчас упадет в обморок, но не упал, уцепившись за руки Рады.

– Он здесь! – крикнула Рада, дверь комнаты тут же открылась. Максим повернул голову, и увидел Айрис. Следом зашел Борис.

«Привет!» – хотел вымолвить Максим, но губы не повиновались.

– Быстрее! – сказала Рада, Максим почувствовал, как его подхватывают и куда-то тащат. Ага, это ванная комната. И полная ванна воды…

Вода оказалась ужасающе холодной, Максим подумал о том, что это несправедливо – вчера плавал в ледяной воде, и вот опять… Попытался выбраться из ванны.

– Сидеть и не рыпаться! – грозно сказала Айрис и с головой окунула его в воду.

– Не утопи, – усмехнулся стоявший рядом Борис. – И вообще, брысь отсюда. Нечего на голого мужика пялиться.

– Ты про эти синие мощи? – уточнила Айрис. – Так и быть, оставляю их на твое попечение. И смотри, чтоб не смыло в канализацию.

Максим слушал Айрис и улыбался. Вредная она. Но хорошая…

Он просидел в холодной воде не меньше четверти часа. Затем Борис помог ему выбраться, Максим вытерся полотенцем, оделся в приготовленную одежду. На него накинули одеяло и провели в спальню. Его спальню, Максим облегченно вздохнул, увидев знакомую кровать. Он уже понимал, что именно произошло, но мысли все еще ворочались очень неохотно. Поэтому Максим просто принял произошедшее к сведению, зная, что у него еще будет время поспекулировать на эту тему.

– Спи, вояка… – Борис хлопнул его по плечу и вышел из комнаты.

 

Проснувшись, Максим еще какое-то время лежал, думая о том, насколько это все странно. Поднес руку к лицу, желая узнать время – и понял, что часов на руке нет. За прошедший год он снимал их всего два или три раза. Где же он снял их теперь?

Однако как раз часы волновали его меньше всего. Максим сел на кровати, в боку ощутимо кольнуло. Поморщившись, закатал футболку – большущий синяк. Ну да, это же друг Ваня постарался… Побаливала и нога, Максим с удивлением обнаружил, что место ранения – там, где пуля скользнула по ноге – залеплено пластырем. Потрогал пальцем, под пластырем оказалось что-то мягкое. По ощущениям – кусочек бинта, пропитанный какой-то мазью.

Кое-как одевшись, пошел умываться. Глянул на себя в зеркало, взору предстало лицо бородатого дикаря с длинными спутанными волосами. Надо бы побриться, да нечем. К тому же сначала здесь придется как следует поработать ножницами.

Бритье и стрижку Максим решил оставить на будущее. Быстро умывшись, он спустился вниз.

Первой его увидела Галина – в фартуке, веселая и раскрасневшаяся.

– Здравствуй, Максимка! – сказала она. – Проходи на кухню, все уже там.

– Добрый день, Галина. Спасибо…

Появление Максима на кухне – а точнее, в примыкающей к ней столовой, встретили громкими аплодисментами и смехом. Здесь собрались практически все – слева, спиной к окну, сидели Борис, Рада, Айрис и Данила. Справа за столом устроились Оксана, Денис, Роман и Игорь.

– Салют, Максим! – приветствовал его Игорь, блеснув ослепительно белыми зубами. – Говорят, ты спалил мой дом?

Это заявление встретили еще большим смехом.

– Всем привет! – Максим примирительно поднял руки. – А домика, наверное, действительно нет.

– Да уж куда действительнее, – усмехнулась Айрис. – Нельзя тебе доверять собственность.

– А оброс-то… – сказал Роман, с усмешкой глядя на Максима. – Одеть в рясу, получится настоящий монах.

– После обеда подстригусь, – ответил Максим. – Просто не успел.

– Садись, Максим. – Борис указал на почетное место по центру стола. – Будем праздновать твое возвращение.

– Спасибо… – Максим сел, снова поморщился от боли в боку.

– Как насчет коньячка? – участливо спросила Айрис, все снова захохотали. Максим подумал о том, что они уже все знают.

– Только не коньяка… – сказал он. – Я лучше пива выпью.

Пожалуй, только теперь он смог взглянуть на Оксану. Встретился с ней взглядом, девушка смущенно опустила глаза.

– Никакого пива, – отозвался Роман. – Только медовуха – напиток богов. Куда до него твоему коньяку.

Только теперь Максим понял, что медового цвета жидкость в двух больших пластиковых бутылках была медовухой.

После первого тоста – за возвращение – от Максима потребовали рассказать о его приключениях.

– Расскажу, – кивнул Максим. – Но сначала скажите, как вы обо всем узнали.

– Да очень просто, – отозвался Борис. – Лег вчера днем вздремнуть на часок, заодно решил глянуть, как ты там к отъезду готовишься. Только настроился на тебя, и тут же на меня напал страж. Проснулся, понял, что дело дрянь. Позвонил Раде. Часов шесть до тебя не могли добраться, всякий раз рядом были эти твари. Потом они исчезли, глядим – ты в самолете и какой-то тип поит тебя марочным коньяком. Пока вы летели, мы почти все время рядом были – или я, или Рада. Ну, а как только ты оказался в камере и уснул, тут же и вытащили тебя. Кстати, ты стал заметно сильнее. Год назад этот трюк с тобой бы не прошел. Теперь твоя очередь.

– Кстати, кто из легионеров был с тобой? – поинтересовалась Айрис. – Кому принадлежали стражи?

– Вы этого еще не знаете? – спросил Максим, уже сознавая, что вот-вот станет автором маленькой сенсации.

– Максим, мы не могли его увидеть. – Рада с мягкой улыбкой смотрела на Максима. – Стражи охраняли все подходы. Мы просто не могли вынырнуть, чтобы осмотреться и понять, что к чему.

– Это был Дагс, – сказал Максим, за столом мгновенно повисла тишина. – С ним была и Яна. Они меня не узнали.

– Вот так номер… – пробормотал Данила. – И ты уверен, что это был именно Дагс?

– Абсолютно, – убежденно ответил Максим. – Они называли его Владыкой. Думаешь, это что-то меняет?

– Это меняет всё… – очень тихо отозвалась Рада.


Назад Оглавление Вперед