Глава пятая

 

Бегство хакера Яна восприняла достаточно спокойно. Не ее вина, что он убежал – значит, претензий к ней со стороны Дагса быть не может. Более того, Яна надеялась извлечь из сложившейся ситуации выгоду. Теперь хакеры наверняка выяснят, кем является Дагс в реальной жизни – а значит, непременно попытаются до него добраться. Яна ничего не имела против этого. Один раз Слай уже помог ее карьерному росту, пусть теперь сделает это снова.

Информация о личности сбежавшего хакера поступила на следующий день. Прочитав отчет эксперта, Яна только усмехнулась – ну надо же… Кто бы мог подумать, что этот хакер и тот парнишка в автобусе – одно лицо? А ведь прошло всего каких-то два года…

Яна вздохнула, в душе ее вновь шевельнулась грусть. Вроде бы у нее есть все – деньги, власть. А радости в душе нет. Радость осталась там, в начале девяностых. Тогда они были совсем молоды – она, Дана и Рада. Три неразлучные подруги, три молодые бесшабашные ведьмы. Весь мир был готов упасть к их ногам – и вот что из этого вышло. Почему, как это получилось? Куда ушла радость, куда ушло счастье? Ведь была же она счастлива, была. Все тогда было другое – и небо голубее, и люди лучше – не те скоты, что окружают ее сейчас. Казалось, ее ждало впереди только самое лучшее.

А потом все перевернулось. И не с Легиона это началось – нет, гораздо раньше. Началось с того, что Рада и Дана оказались гораздо талантливее ее. То, что им давалось играючи, Яне приходилось постигать упорным трудом. Она всегда была позади, всегда на вторых ролях. Не она объясняла, как и что – ей объясняли. Завидовала ли она? Да. Зависть грызла душу, Яна чувствовала, что ей уже никогда не догнать более талантливых подруг. Шло время, зависть постепенно переросла в ненависть. И когда хакеры столкнулись с Легионом, Яна уже знала, как ей поступить…

Приняли ее очень хорошо, да и она не пришла с пустыми руками – передала легионерам все, что успела узнать за эти годы. Сдала всех и вся, с именами и адресами. А что сделал этот кретин Крамер? Бездарно все загубил…

Теперь все это в прошлом. Пути назад нет, Яна это очень хорошо понимала. Старалась не думать о былом, пыталась забыть, вытравить из памяти тревожащие ее воспоминания. Сожгла даже все фотографии, напоминавшие ей о той, прежней жизни. Сделала все, что могла, но из глубин души то и дело прорывалась тоска по чему-то утерянному.

 

 

*   *   *

 

Сообщение Максима о том, что он видел Дагса, вызвало настоящий переполох. Максим ощущал сдержанную радость – пожалуй, впервые от него был хоть какой-то толк. Когда эмоции немного улеглись, Максима попросили рассказать о том, как он попал к легионерам. Пришлось рассказать, при этом Максим опустил лишние, на его взгляд, подробности – о том, как в него стреляли, как он едва не утонул в реке. Слушали его внимательно, лишь Борис изредка едва заметно улыбался.

Сразу после завтрака Максим уединился с Оксаной в ее мастерской. Для этого был повод, по описанию Максима Оксана должна была нарисовать портрет Дагса. Максим был рад возможности остаться с Оксаной наедине.

Оказавшись в мастерской, Максим увидел знаменитый портрет Джоконды, еще неоконченный, рядом были развешаны несколько репродукций.

– Ого! – сказал он, с интересом осматривая копию знаменитого шедевра. – Никак копиями занялась?

– А, это? – Оксана с улыбкой взглянула на картину. – Так, халтурка… Попросили написать для одной частной коллекции. Не смогла отказать, да и самой было интересно.

– Понятно… Хотел спросить – вы что, собрались здесь все из-за меня? – Максим с улыбкой взглянул на девушку.

– Ты о себе слишком высокого мнения, – насмешливо отозвалась Оксана, доставая с полки альбом и карандаши. – Вчера мы праздновали день рождения Рады, потому и собрались. Народ еще просто не успел разъехаться.

Максим засмеялся.

– Это действительно все объясняет, – сказал он. – А то я даже удивился – с чего это, думаю, мне такие почести… Да, чуть не забыл – как там мои цветы?

– Ничего с твоими цветами не сделалось… Кстати, рада тебя видеть. Садись, будем рисовать…

Работа над портретом Дагса заняла больше часа. Итогом Максим остался вполне доволен, портрет получился достаточно правдоподобным.

– Это он, – сказал Максим, оценив рисунок. – Как живой. Только у того глаза более холодные.

– Не придирайся, – проворчала Оксана. – Пошли, покажем остальным.

Их ждали, при появлении Максима разговоры разом стихли.

– Вот, – сказал Максим, передавая портрет Борису. – У Оксаны хорошо получилось.

Вошедшая следом Оксана лишь пожала плечами.

– Я его не знаю, – сказал Борис, взглянув на портрет. Потом передал его по кругу: – Гляньте.

Этого человека не знал никто.

– Портрет похож на него? – поинтересовался Борис, когда рисунок снова оказался в его руках.

– Один к одному. У оригинала только взгляд тверже и холоднее. Даже когда он улыбается, глаза все равно остаются холодными.

– Надо отсканировать и отослать питерцам и москвичам, – сказала Айрис. – Может, они что раскопают.

– Я займусь этим. – Рада поднялась со стула, взяла портрет и вышла из столовой.

Около полудня народ постепенно начал разъезжаться. Первым начал собираться Игорь, сказав, что у него билет на поезд и к вечеру ему надо успеть добраться до Новосибирска. Незадолго до отъезда, улучшим момент, он поманил к себе Максима.

– Ну и как тебе зимовка? – спросил Игорь, широко улыбнувшись. – Понравилось?

– Да, – ответил Максим. – Это было полезно. Даже очень.

– Это видно по тебе, – сказал Игорь, при этом в его голосе не было и тени насмешки. – Борис прав, ты стал намного сильнее. Кроме того, ты стал гораздо более открытым, твои щиты рухнули. И главное сейчас – не создай их снова. Последние события подталкивают тебя именно к этому. Не замыкайся в себе, принимай мир таким, каков он есть. Не реагируй на выпады людей ожесточением. Просто помни о том, что люди всегда остаются людьми, что они несовершенны. Прощай им их недостатки, не воспринимай их всерьез. Понимаешь, о чем я?

– Понимаю, – кивнул Максим.

– Это хорошо, Максим. Не дай людям заслонить от тебя красоту мира, и все у тебя будет в порядке. Мир всегда на стороне тех, кто его понимает…

Игорь уехал, вместе с ним отправились домой и Айрис с Данилой – до Новосибирска их пути совпадали. До автобуса их вызвался подвезти Роман. Максима с собой не пригласили, и Максим хорошо понимал, почему. Просто все считали, что в Ростов он поедет вместе с Оксаной, а Оксана собиралась задержаться здесь еще на несколько дней – Рада обучала ее каким-то сновиденным техникам. Да и сам Максим был еще слишком слаб, чтобы отправляться в дорогу.

У Дениса тоже нашлись дела, поэтому вскоре Максим остался с Борисом, Радой и Оксаной. Борис и Рада что-то обсуждали, сидя в зале, Оксана поднялась в свою мастерскую – ей надо было работать. После недолгих колебаний Максим, решившись, поднялся вслед за ней.

– Это я, – сказал он, входя в мастерскую Оксаны. – Хотел тебя кое о чем спросить. Точнее, кое-что сказать… – Максим замялся, не зная, с чего начать.

– А именно? – с улыбкой спросила Оксана, взглянув на него.

– Выходи за меня, – предложил Максим. – В смысле, замуж. Ты мне очень нравишься.

– Ты это серьезно? – Оксана стала более серьезной, на ее щеках проступил румянец.

– Да.

Оксана опустила взгляд, повернулась к стоящей на мольберте картине. Какое-то время молчала, глядя на улыбающуюся Джоконду, потом снова взглянула на Максима.

– Максим, ты мне нравишься – честно. Но о замужестве я пока не думала. Для меня все это слишком серьезно.

– Ну так подумай, – предложил Максим.

– Нет, Максим… – Оксана покачала головой. – Я к этому пока не готова. Извини, мне надо работать. Не обижайся на меня.

– Хорошо. Я не обижаюсь. Извини, что помешал… – Максим вышел из мастерской, очень аккуратно прикрыл дверь – боялся, что от избытка чувств хлопнет ею изо всех сил. Пройдя в конец коридора, вышел на балкон и какое-то время стоял, приходя в себя.

Успокоиться было трудно. До этого он никогда и никому не признавался в любви. И никогда не получал отказа. Мир, такой светлый и солнечный, в одно мгновение стал скучным и унылым. Кому он нужен, если в нем нет любви?

Во время обеда он старался не смотреть на Оксану, та тоже отводила взгляд. Наверное, это не осталось незамеченным окружающими, так как после обеда Борис пригласил его в свою комнату.

– Поругался с Оксаной? – поинтересовался Борис, с мягкой улыбкой глядя на Максима.

– Немножко… – отозвался Максим. У него не было желания говорить на эту тему. Но Борис явно думал иначе.

– Не сердись на нее, – сказал он. – В конце концов, самая великая тайна мира – это сердце женщины. Ты чувствуешь себя обманутым – не спорь, я это вижу. Но подумай, чего в тебе сейчас больше – любви к Оксане, или ревности, обиды и раздражения от того, что она тебе отказала?

– Ты говоришь как психоаналитик, – невольно усмехнулся Максим, понимая, что Борис уже все знает.

– Просто я хорошо разбираюсь в людях. Сейчас я вижу, что ты расстроен, хотя и пытаешься скрывать свои чувства. Но попробуй оценить ситуацию по-иному. Ты обманулся в своих ожиданиях – а почему? Не потому ли, что питал какие-то надежды, строил какие-то планы? Ты забыл о главном – о том, что у мага нет своей судьбы.

– Но тот же Кастанеда говорил, что маги сами формируют свою судьбу? – не согласился Максим.

– И это тоже верно, – кивнул Борис. – В данном случае мы имеем дело с одним из магических противоречий. Внешне одно исключает другое, но ситуация легко решается на более абстрактном уровне. Общий принцип таков: чем больше ты пытаешься брать на себя, тем меньше тебе позволено, тем меньше тебе дают. И наоборот, отказавшись от контроля, ты получаешь всё. Понимаешь, в чем суть? Откажись от себя – от своего «Я», от своей самости, от вечных попыток нашего разума поставить себя в центр мира. И тогда мир сам пойдет тебе навстречу. Пытаясь жестко выстраивать свою судьбу, говоря себе «это будет так, а это вот эдак», ты получаешь прямо противоположный эффект. Ты уже считал Оксану своей собственностью и весь минувший год наверняка жил ожиданиями встречи с ней. Думал о том, как хорошо у вас все будет – разве не так?

Максим молчал. Так оно все и было.

– Мир противится ожиданиям, Максим, – продолжил Борис. – Пытаясь контролировать ситуацию, ты получаешь прямо противоположный эффект. В жизни мага это выражено еще более явно – только потому, что его связь с миром гораздо прочнее. Поэтому ошибки мага имеют более печальные последствия, чем ошибки обычного человека. Можно сказать, что в случае с магом система гораздо более чувствительна. И единственный выход – это полный отказ от контроля. Доверь свою судьбу Духу, откажись от себя. Все мы обычно имеем какие-то планы, надежды, стремления – именно это нас и губит. Вспомни, верующие люди вверяют свою судьбу Богу. Маг делает то же самое, разница лишь в терминах. Откажись от себя, представь, что ты мертв, что твоя битва с жизнью безнадежно проиграна. Ты повержен, все твои мечты и стремления уже никогда не осуществятся. Скажи себе, что ты полный банкрот – и признай это, смирись с этим. Осознав, что все потеряно, ты обретешь новый взгляд на мир.

– Но ведь человек не может жить без надежды, без стремлений к чему-то, – возразил Максим. – Если в душе пустота, то какой смысл в такой жизни?

– Пустота от чего? – с улыбкой поинтересовался Борис. – От общечеловеческих глупостей? От всего того хлама, что с рождения копится в наших головах? Подумай о том, насколько жестко запрограммировано наше поведение – путь практически любого человека можно втиснуть в довольно примитивную схему. А именно: родился, учился, работал. Создал семью, растил детей. Состарился и помер. Вот и вся схема. Она может иметь незначительные вариации, но общий смысл все тот же – мы прожигаем жизнь в погоне за деньгами, успехом, благополучием. Некоторые понимают, что все это призрачные цели, и ищут себе новые – дети, семья, любовь. Но и это лишь попытка оправдать свою несостоятельность, попытка заглушить живущую в душе тоску – тоску по чему-то утерянному. Человек хватается за любую соломинку, только бы оправдать свое существование, доказать себе, что он жил не зря. Кто-то хвалится научными открытиями, кто-то достижениями в искусстве или спорте. Иной гордится своими детьми. Соломинок много, но все они все равно остаются соломинками. Маги поступают иначе – вместо того, чтобы перебирать соломинку за соломинкой, пытаясь найти себе утешение, они просто выбрасывают всю копну. В итоге маг остается один на один с мирозданием. Он словно говорит: «Вот он я, Господи! Отныне и во веки веков я вверяю свою судьбу в Твои руки». Понимаешь?

– Не очень, – признался Максим. – Как можно отказаться от любви? От тяги к прекрасному? Я только-только научился ощущать красоту мира, и ты теперь предлагаешь от всего этого отказаться?

– Ты не понимаешь… – покачал головой Борис. – Вопрос не в том, чтобы отказаться – а в том, чтобы изменить свое отношение ко всем этим вещам. Пока ты за что-то держишься, ты не свободен. Но если ты отступишься от себя, то сможешь принять всё, от чего отказался. Понимаешь? Пока ты за что-то борешься, пока ты пытаешься что-то заполучить, мир противодействует тебе в твоих стремлениях. Но стоит от всего отказаться, как мир сам начинает идти тебе навстречу. То, за что ты раньше так долго и упорно сражался, теперь само идет тебе в руки. Вспомни Библию – «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Ведь это то же самое, разница лишь в терминологии. Отступись от себя, признай за Богом – или за той вселенской силой, что правит миром – право распоряжаться твоей судьбой. И ты увидишь, как мир вокруг тебя начнет меняться.

– Я всегда считал, что Бог и магия несовместимы, – усмехнулся Максим. – По-моему, церковь во все века клеймила магов и колдунов всех мастей как продавших душу дьяволу – разве не так?

– Просто служители церкви почти ничего не знают об истинной магии. Так же, как многие маги – или те, кто себя таковыми считают – мало что знают о церкви. Нельзя мерить всех одной меркой – и маги бывают разными, и религии отличаются. Но любая истинная система неизбежно приводит человека к Богу. Вопрос лишь в том, кого считать Богом. Для меня Бог – это Дух, правящая мирозданием сила. Это то неуловимое, что стоит за всем происходящим в этом мире, что стремит этот мир к развитию. Бог – я буду пользоваться именно этим термином – единственный реальный игрок, именно он определяет, как и чему быть. Если человек понимает это и вверяет свою судьбу Богу, тот направляет его на счастливые тропинки жизни. Если же человек сопротивляется, пытается делать так, как ему диктует его глупая самость, то и результат получается соответствующий. Люди – удивительные существа, Максим. Сначала они делают все на свой манер – так, как считают нужным. А потом клянут Бога за то, что оказались у разбитого корыта.

– Звучит логично, – улыбнулся Максим.

– Разумеется, – тоже усмехнулся Борис. – Проблема в том, что самые простые истины труднее всего осознать. Мы можем понимать их на уровне разума, но работать они начнут лишь тогда, когда пройдут через сердце, когда станут частью тебя. Попробуй осознать все то, о чем мы с тобой говорим, и ты увидишь, насколько проста и прекрасна станет твоя жизнь. Отдай себя в руки Бога, ощути за спиной его силу. Перестань планировать свою жизнь, свои действия так, как ты это делаешь сейчас. Оставь все на усмотрение Бога.

– Это как? – не понял Максим. – Вряд ли Бог будет делать за меня мою работу.

– Не будет, – согласился Борис. – Речь идет о праве выбора. Когда выбор делаешь ты, он обычно оказывается хуже того, который готов был предложить тебе Бог. А ведь чтобы увидеть правильный вариант, надо просто быть внимательным. Смотреть за протекающими вокруг тебя событиями, слушать свое сердце. Безусловно, сначала ты наделаешь кучу ошибок, но постепенно научишься воспринимать веления Бога. Именно тогда – и только тогда – для тебя по-настоящему откроется мир магии.

Максим тихо засмеялся.

– Над чем смеешься? – с улыбкой осведомился Борис.

– Так… – отмахнулся Максим. – Ерунда…

Видимо, Борис решил, что Максим его не понял.

– Пойми, Максим, – с улыбкой продолжил Борис, – всё, что я говорю, абсолютно реально. Ты не станешь магом, пока не осознаешь всех этих истин. Это сложно и болезненно, я понимаю. Но иного пути нет. Чтобы родился маг, человек должен умереть. Ведь маг – это человек, владеющий силой. Но подумай, может ли Бог доверить силу человеку, в голове у которого полно тараканов? Который, заполучив силу, тут же начнет применять ее по своему усмотрению? Сначала сживет со света неугодного соседа, потом еще что-нибудь придумает. Такой маг даже опаснее, чем женщина за рулем. Именно поэтому в небесной канцелярии все очень точно прописано, и умения приходят к магу тогда, когда он к этому готов.

– Да, я понимаю… – задумчиво произнес Максим. – Но, как ты и сказал, на уровне интеллекта. Мне нужно будет все это обдумать.

– Обдумывай, – согласился Борис. – Кстати, я очень рекомендую тебе поговорить о Боге с Радой – уверен, тебе будет интересен ее взгляд на эти вещи. Что касается Оксаны, то просто предоставь ее самой себе. Не вини ее, не обижайся на нее. Но и не избегай ее намеренно – понимаешь? Будь ей просто другом. Вернется она к тебе – прими это как должное. Нет – пожелай ей счастья с ее будущим избранником. Это будет позиция мужчины.

– С этим я согласен, – вздохнул Максим. Потом неловко улыбнулся: – Именно так я и хотел сделать.

– Значит, мы с тобой понимаем друг друга, – сказал Борис и поднялся со стула. – А сейчас, если ты не возражаешь, мне надо написать пару писем…

 

С Радой Максиму удалось поговорить вечером следующего дня. Узнав о том, что Максим хочет с ней побеседовать, Рада сразу после ужина пригласила его в свою комнату.

– Итак? – спросила она, когда Максим устроился в кресле. – Какие-то проблемы со сновидениями?

– Нет, – покачал головой Максим. – Я хотел поговорить о другом… Скажи, тебе не кажется неправильным путь, которым мы идем? Смотри, что получается: наш путь во многом построен на традиции Карлоса Кастанеды. Но о том, хороша или нет традиция, можно судить по ее основателям. Насколько я знаю, Кастанеда не так давно умер. Причем умер от рака – а говорят, что рак является результатом нарушения гармонии в отношениях человека и мироздания. Опять же, большинство сновидящих сталкиваются с болезнями тела. И что это, как не результат нарушения гармонии? Теперь возьмем хакеров – не секрет, что многие из вас сталкивались с жестким ответом реала на ваши манипуляции. Это проявлялось и как болезни, и как череда больших и малых неприятностей. Плюс ко всему война с Легионом, куча других проблем. Поэтому я начинаю всерьез сомневаться – может, подход хакеров является в чем-то неправильным? И если реал мстит хакерам, значит, он воспринимает их как врагов? Ведь даже терминология у хакеров соответствующая – взломать, проникнуть…

– Я понимаю тебя, – улыбнулась Рада. – Ты затронул очень важную тему. И ты совершенно прав в том, что отношения мага с миром должны быть гармоничны. Но  что собой представляет такая гармония? – Рада сделала паузу и внимательно посмотрела на Максима. – Для начала хочу рассказать тебе одну историю. Мои родители не были верующими, но меня все-таки крестили по настоянию моей бабушки. Никакого влияния на меня это не оказало, и когда я пришла к магии, то ни о каком Боге для меня не могло идти и речи. Тогда я только начинала сновидеть, и почти сразу же столкнулась с мощной атакой неоргаников. Они буквально охотились за мной – стоило мне заснуть, как я тут же подвергалась нападению. Это было очень страшно, дошло до того, что я просто боялась ложиться спать. Мама даже водила меня к врачам, те давали какие-то успокоительные таблетки. Толку от них не было никакого, я по-прежнему не могла спать. Рассказали обо всем бабушке, та схватила меня за руку и потянула в церковь. Я боялась церкви, ее стены давили на меня. Бабушка подвела меня к иконе Богородицы, достала молитвенник и заставила несколько раз прочитать молитву. Я путалась, сбивалась – но читала. Потом мы вернулись домой, и я впервые за несколько недель уснула спокойно. После этого я стала ходить в церковь почти каждый день, неорганики от меня окончательно отстали. Страх перед церковью прошел, я чувствовала радость, умиротворение. Именно тогда я впервые подумала о том, что верующие люди не столь уж глупы, что их вера имеет какую-то рациональную основу. Постепенно я вернулась и к сновидениям –сначала боялась сновидеть, а потом встретила в сновидении матушку Анастасию, она стала моей наставницей. Именно она по-настоящему привела меня к Богу. Она разговаривала со мной, рассказывала, как нужно жить в этом мире. Первое время я не доверяла ей, опасалась так называемой «прелести» – боялась, что за образом матушки Анастасии скрываются демонические силы. Потом поверила ей, с тех пор я вижу ее довольно часто.

– И что она тебе говорит? – не удержался от вопроса Максим.

– Многое, – улыбнулась Рада. – Мы считаем себя свободными, но единственная свобода для человека, по словам матушки Анастасии, это возможность выбора между Богом и дьяволом. К огромному сожалению, большинство магов выбирают именно дьявола. Я не говорю, что они делают это намеренно – они просто заблуждаются. Самая большая ложь – это ложь, приправленная правдой. Там, где нет Бога, его место тут же занимает дьявол. Человека прельщают посулами свободы, поисками неведомого, но чем это оборачивается на деле? Разрушенными жизнями, потерей Бога. А потерять Бога – значит продать душу дьяволу. Поэтому я берусь утверждать, что магия в ее традиционном понимании – то есть без Бога – очень плохая вещь. И я рада, что ты это ощутил.

– Хорошо, но тогда почему ты не говорила мне об этом раньше?

– Ну, во-первых, каждый человек обладает свободой воли и должен сам выбирать свою дорогу. Опять же, одно дело, когда человека приводят к Богу за руку. И совсем другое, когда он приходит к Нему по велению души, когда чувствует, что ему это надо. А как известно, за одного битого двух небитых дают. Во-вторых, здесь существует еще одна проблема: многие люди стараются избегать всего, что связано с Богом. Кто-то назовет это социальной обусловленностью, издержками безбожных десятилетий. Кто-то скажет, что это влияние дьявольских сил. Объяснять можно по-разному, но факт остается фактом: вплоть до последнего времени верить в Бога было просто не модно, упоминание Бога отталкивало людей прочь. Особенно это касалось молодежи. Поэтому я предпочитаю просто говорить о технике магии, оставив остальное самому человеку.

– Но разве сама магия не является ересью, даже с позиций того же православия?

– Является, – согласилась Рада. – Однако здесь надо сначала понять, зачем тебе магия, зачем тебе магические умения? Чтобы приобрести власть, богатство? Но что значат власть и деньги на фоне неизбежной смерти? Сохранить осознание после смерти? Достойная цель. По сути, единственно стоящая. Однако загвоздка в том, что эту проблему нельзя решить волевым натиском. Здесь срабатывает все тот же магический принцип: чем больше ты чего-то хочешь, тем меньше у тебя шансов этого достичь. И наоборот, не желая ничего, ты имеешь шанс получить все. Соответственно, направленность на получение конкретных практических результатов неизбежно заводит мага в тупик. Именно поэтому хакеры сновидений меняют приоритеты – их интересует знание как таковое, его красота. Тот же Борис, раскопав что-то интересное, может прыгать от радости, как ребенок. Его душа чиста, его манит само знание, а не те практические преимущества, которые оно может дать. И если потом вдруг оказывается, что знание приносит и какие-то умения, то все эти умения становятся неким побочным эффектом, следствием движения по правильному пути. Оцени это, Максим: тот, кто гонится за умениями, обычно никогда их не получает. Хакеры же просто изучают мироздание – без самости, без мыслей о стяжании. Поэтому получают всё. Чтобы что-то получить, надо от всего отказаться. Чтобы повелевать, надо уметь подчиняться. И так во всем, это один из самых главных принципов. Надо быть чистым – духовно, нравственно. Но что значит такая чистота? Быть чистым – это не только не делать дурных поступков. Это значит пропускать через себя любые воздействия, не фиксируясь на них. Аналогия – линза и проходящий через нее луч лазера. Если линза чистая, то она может пропустить без вреда для себя даже очень мощный луч. Но если в ней есть хоть маленький пузырек, хоть какая-то соринка, линза тут же перегреется и лопнет. Соответственно, маг должен быть абсолютно чистым – без глупых идей, глупой самости. В нем не должно быть ничего, что могло бы привести его к «перегреву» и разрушению. Настоящий маг – это элемент цепочки. Если он только копит в себе силу и знания, то наступает подобный перегрев и разрушение. Чтобы этого не произошло, маг должен делиться знаниями, передавать их своим последователям. Отдал – получил новое. Рука дающего никогда не оскудеет – это закон. Так же и с Богом: маг отдает себя во власть Бога, признает над собой власть более высокой иерархии. Соответственно, получает и возможность повелевать. Пока ты являешься проводником, все нормально. Начнешь замыкаться на себе – закупоришься и сгоришь. Именно поэтому путь знания усеян костями ищущих. Они забыли о Боге, поставив себя на вершину пирамиды, в итоге потеряли всё. Именно поэтому я и берусь утверждать, что единственный правильный путь – это путь с Богом. Откажись от самости, передай Богу свою волю и свой дух. Об этом прямо говорят слова молитвы: «В руки Твои передаю дух мой; не моя воля да будет, но Твоя». Бог создал этот мир, именно он стремит его к развитию. Если ты с Богом, ты тоже участвуешь в этой работе, ты реально делаешь мир лучше. Но вот загвоздка. – Рада посмотрела Максиму в глаза и улыбнулась. – Пойдет ли в ответ мир тебе навстречу?

– Должен, – пожал плечами Максим. – Иначе во всем этом не будет никакой логики.

– Логика и магия плохо совместимы друг с другом, – ответила Рада. – Смотри, что получается: человек вроде бы делает все как надо, в итоге рассчитывает, что его за это чем-то наградят. И когда не получает того, на что рассчитывал, чувствует себя обманутым. Это типичная психология наемного работника – сделав что-то, он ожидает законного вознаграждения за свой труд. Однако применительно к магии такая психология совершенно неуместна. Почему? Потому что в магии, да и в религии, действуют совсем иные законы и принципы. И все те трудности, болезни, проблемы, о которых ты упомянул в начале нашего разговора, являются естественными атрибутами правильного пути. Как минимум, на каком-то его этапе. Так уж получается, что правильный путь оказывается выстлан шипами, а не лепестками роз. В христианстве даже говорят о том, что если у тебя много проблем и горестей, значит, Бог о тебе не забывает. Но это – поверхностный взгляд на проблему. Поэтому давай попробуем в ней разобраться. – Рада замолчала, с едва заметной улыбкой глядя на Максима.

– Давай будем отталкиваться от фактов, – продолжила она после паузы. – Итак, человек начинает изучать магию, в итоге через какое-то время неожиданно сталкивается с валом проблем. Он воочию видит, что мир ополчился против него, что все начинает идти из рук вон плохо. Это вызывает удивление и недоумение, человек не понимает, откуда все это взялось, чем он прогневал небеса. Тем, что полез туда, куда не следовало? Кто-то так и считает, а потому просто отступает. Но если отбросить эмоции и оставить одни факты, то можно сделать очень важный вывод: рост нашего осознания неизменно вызывает противодействие этому со стороны неких сил. То есть пока мы как все, все идет замечательно. Но стоит нам выбиться из дружного ряда занятых собой обывателей, как мы тут же получаем по голове. При этом анализ фактов и обстоятельств позволяет сделать еще один очень важный вывод: против нас воюет не окружающий нас мир, а нечто иное. И отношения с природой, с животным миром как раз становятся очень гармоничными. Помнишь, как я общалась в парке с воробьем?

– Помню, – кивнул Максим. – Это действительно было здорово.

Речь шла о истории, произошедшей через пару недель после его знакомства с Радой – тогда он, Рада и Оксана отправились в парк. Гуляли, беседовали. В какой-то момент Рада отошла чуть в сторону, протянула руку, на ладонь к ней тут же сел воробей. Рада осторожно погладила его, при этом воробей даже не сделал попытки улететь. Вспорхнул он лишь после того, как Рада сама легонько подкинула его в воздух. На вопрос Оксаны о том, как она это сделала, Рада только загадочно улыбнулась. Потом, когда Оксана стала настаивать на объяснениях, пояснила, что просто дружит с этим миром. Она не трогает животных, те не трогают ее, и вообще у них царит полное взаимопонимание. Максим принял объяснение как должное, Оксана же заявила, что этот воробей Раду просто знал, что она его приручила еще раньше. Переубеждать ее Рада не стала.

– Тот воробей был наглядным примером гармоничных отношений с окружающим миром, – продолжила Рада. – Он не боялся меня, так как знал, что я не причиню ему зла. Это как с Маугли – «мы с тобой одной крови, ты и я». Отношения мага с миром настолько гармоничны, что мир не воспринимает его в качестве врага. Скорее наоборот, предупреждает в минуты опасности. Вспомни Библию – до грехопадения отношения человека и мира были очень гармоничны, но потом все разрушилось. Маги стремятся вернуться к этой гармонии, вернуться к тем отношениям, которые существовали до грехопадения. Но давай зададим себе вопрос: а в чем заключалось грехопадение? Согласно Библии, Адам и Ева отведали яблоко с древа познания, соответственно, научились различать добро и зло. Я вижу в этих строках завуалированное описание появления летунов. Говорят, что их случайно подцепили древние маги в своих странствиях по неизвестному. Пытались познать неведомое, в итоге случайно подхватили заразу. В целом нам уже не столь важно, откуда пришли летуны, важнее другое: являясь хищной энергетической формой жизни, летуны поработили людей, установив над ними полный контроль. Кастанеда говорил о том, что летуны разводят людей в «человечниках», подобно тому, как мы разводим курей в курятниках. Питаясь нашей энергией, летуны не заинтересованы в росте нашего осознания. Соответственно, активно противодействуют любым попыткам освободиться от их власти. Самое неприятное для нас заключается в том, что летуны прекрасно разбираются в тонких механизмах мироздания. Владея этим знанием, они способны контролировать событийный ряд, а значит, и ход нашей жизни. Основная часть тех неприятностей, с которыми сталкивается маг, объясняется именно противодействием летунов.

– Основная – но не вся? – поинтересовался Максим.

– Не вся. Какую-то часть можно списать на элементарное невежество самих магов. Просто структура мироздания очень сложна и маг должен понимать, что необдуманные действия могут привести к очень печальным последствиям. То есть речь идет о соблюдении элементарных правил безопасности. Все как в жизни – не хвататься за оголенный провод, не лезть под машины, не играть с огнем. И если ты по глупости полез под машину, то вряд ли можешь кого-то в этом винить. Именно поэтому действия мага должны быть обдуманными, он должен понимать, что именно делает. Но основную опасность представляют именно летуны.

– Борис говорил о том, что летуны магов и бесы в христианстве – это одно и то же. Ты согласна с этим?

– Да. Бесы – это низший уровень летунов, но есть еще и дьявол, существо более высокой иерархии. Дьявол обычно появляется там, где бесы оказываются бессильны. Хотя, в любом случае, это только способ говорить, попытка описать то, что описать адекватно очень трудно, а то и вовсе невозможно.

– Хорошо, а можно поподробнее о влиянии летунов на нас? В чем это проявляется – конкретно, на практике?

– Это проявляется во всем, – мягко улыбнулась Рада. – Дело в том, что человек по своей природе есть сосуд. У нас нет своих помыслов, все они приходят извне. И не просто извне, а или по линии Бога, или по линии сатаны. Разум человека можно сравнить с компьютером: компьютер не может мыслить сам, он работает лишь с тем, что в него вводят. При этом информацию можно разделить на правдивую, божественную, и лживую, идущую от сатаны. Проблема состоит в том, что разум человека поврежден, поэтому не может отличать правду от лжи. Можно сказать, что наш компьютер заражен вирусами. Применительно к разуму это выливается в контроль над ним со стороны летунов. Наш разум действительно нам не принадлежит – не может нормально работать компьютер, зараженный вирусами. Поэтому наша первоочередная задача состоит в том, чтобы очиститься от этих вирусов, от их влияния на наш разум.

– Звучит достаточно спорно, – с сомнением отозвался Максим. – Вирусы в компьютере обычно как-то себя проявляют. И если мой разум заражен вирусами, то я должен это чувствовать – разве не так?

– Ты не можешь почувствовать этого, – покачала головой Рада. – Как можно что-то анализировать, если поврежден сам анализирующий аппарат? Вот о чем идет речь. В сердце человека должен обитать Бог, а обитает дьявол. Поэтому он просто не дает тебе возможности увидеть истинное положение вещей.

– Хорошо, а почему там не может обитать Бог? – поинтересовался Максим. – Ведь Бог изначально сильнее дьявола.

– Потому что Бог – это прежде всего свобода. Свобода выбирать, свобода любить. Чтобы Бог мог что-то сделать для человека, человек сначала сам должен повернуться к Богу. Опять же, Бог – это Чистота, это Истина. И пока в нашем сердце живет зло, Бог никогда в него не сойдет. Соответственно, мы должны сначала вычистить оттуда всю грязь. Бог будет помогать нам в этом, но инициатива должна исходить именно от нас.

– И что это значит – конкретно, на практике?

– Это значит, – ответила Рада, – что мы должны просить Бога о прощении. Должны просить его простить нас за наши грехи, наше неведение, нашу глупость. Должны просить вразумить, научить, направить на путь истинный. Если в твоей душе будет хоть капля искренности, если ты действительно будешь предстоять перед Богом с сокрушенным сердцем, он тебе непременно поможет. Твой разум постепенно начнет очищаться от бесов, это похоже на снятие шор – ты вдруг видишь, что истина совсем не такая, какой она тебе казалась еще совсем недавно. У тебя открывается духовное видение, ты начинаешь воочию видеть все уловки бесов, стремящихся сбить тебя с пути. При этом ты придешь в ужас от осознания того, в каком болоте ты жил. Летуны помыкали тобой, как несмышленым ребенком, а ты ничего не видел. Их мысли ты считал своими мыслями, их помыслы – своими помыслами. И лишь обратившись к Богу, покаявшись перед ним и попросив помощи, ты начинаешь видеть истинную картину. Причем все это касается не только магов, но и всех людей вообще.

– И этого можно достичь только молитвой? – спросил Максим. – Ведь наверняка есть и еще какие-то пути?

– К цели всегда можно прийти разными путями, – улыбнулась Рада. – Проблема в том, что мы слишком слабы для того, чтобы идти в одиночку. Если ты попытаешься очиститься от летунов без помощи Бога, как это пытаются делать большинство магов, то обязательно угодишь в какую-нибудь ловушку. Обязательно, понимаешь? Потому что разум дьявола неизмеримо искуснее нашего. Именно поэтому монахи не доверяют себе, целиком полагаясь на Бога. При этом даже они, посвятившие жизнь Богу, частенько попадают в расставляемые им ловушки. Это и есть та самая «прелесть», хорошо описанная в православии. Сложность в том, что пока сердце человека не очищено полностью, он может видеть лишь самые грубые уловки бесов. И чтобы не попасть в более хитроумные ловушки, монах должен, во-первых, полностью ввериться Богу, а во-вторых, соблюдать определенные рекомендации, указания тех, кто уже прошел этот путь. Со временем человек получает возможность видеть даже самые изощренные ухищрения бесов. Он обретает подлинное духовное видение, обретает возможность различать добро и зло. Именно на этом этапе, после избавления от влияния бесов – а в другом синтаксисе, от чужеродных вставок в наш разум, имплантов, к магу приходят настоящие умения. Можно сказать, что эти умения даруются человеку Богом. Теперь Бог уже может это сделать, ведь человек чист, обладает духовным видением и никогда не использует дарованные ему умения во зло. Соответственно, на первом плане всегда должно стоять духовное совершенствование, и только потом все остальное. А теперь сравни это с традиционным подходом магов – те сразу берутся за овладение конкретными магическими уменияим, не размышляя о том, дозволено им это или нет. Не умея отличать добро от зла, они прямиком попадают в объятия дьявола. Считают, что идут по пути совершенствования, на деле же роют себе могилу. И самое плохое в том, что любые увещевания чаще всего оказываются бесполезными. Люди просто не верят, что их кто-то может контролировать, все это кажется им чушью. Или я не права? – Рада взглянула на Максима и улыбнулась.

– Права, – признался Максим. – Все это действительно звучит малость натянуто.

– Об этом я и говорю. И твои сомнения являются ничем иным, как результатом действия внедренного в твое сознание импланта. Летуны боятся, что человек осознает их присутствие, и всячески стараются удержать его от вредных для них действий. При этом они манипулируют нами так тонко, что человек просто не замечает присутствия чужеродного разума.

– Ну хорошо, а как проявляют себя летуны на простом бытовом уровне? Можешь привести несколько самых простых примеров?

– Хоть миллион… – на губах Рады мелькнула усмешка. – Например, ты случайно задел кого-то локтем в уличной толчее, тот огрызнулся, обозвал тебя козлом. Ты в ответ дал ему по роже, и пошло-поехало. Вроде бы каждый действует сам, но на деле в каждом из вас работает программа импланта. Задача чужеродного разума – «развести» вас на всплески энергии. Все ваши реакции заранее обусловлены, вы оба в данной ситуации действуете, как марионетки. Один огрызнулся, другой не смог стерпеть оскорбление. В итоге вы деретесь, а летуны пируют вашей энергией. И так во всем, в любой мелочи – ты думаешь, что это твои желания, твои мысли, твои побуждения, твои эмоции. На деле же все это проделки летунов с целью выдоить из тебя еще немножко энергии. Именно поэтому маги стремятся избавиться от желаний, понимая, что все эти желания – не наши. Обычный человек подобен кукле-марионетке, подвешенной на ниточках из страстей и желаний. Маги эти ниточки одну за другой перерезают. В итоге однажды наступает момент, когда летуны теряют способность контролировать человека, им просто нечем его зацепить. Такой маг – как вода. Как ни хватай ее, она все равно утечет меж пальцев.

– Хорошо, это понятно. Но если я, например, просто хочу есть или пить? Это тоже импланты?

– Это потребности тела, которые могут подвергнуться коррекции со стороны летунов, – ответила Рада. – Скажем, потребность в еде превращается в чревоугодие. Любовь вырождается в секс. Приплюсуй сюда табак, алкоголь и наркотики, и ты увидишь, как здорово летуны делают свою работу. Впору им поаплодировать.

Максим невольно усмехнулся:

– Скажи, а есть ли у нас хоть что-нибудь своего?

– Ну, если исходить из того, что человек создан Богом, то своего у нас нет ничего по определению. Есть то, что дал нам Бог, и то, что навязали летуны. Поэтому главная задача – очистить свое сознание от всего чужеродного, противоестественного нам. Лишь после этого мы можем говорить о каком-то осознанном личностном росте.

– В целом что-то проясняется… Хотя все же очень странно слышать о том, что мной в данную минуту кто-то управляет. – Максим взглянул на Раду и улыбнулся. – Звучит как фантастика.

– Ты доверяешь мне? – строго спросила Рада.

– Доверяю, – улыбнулся Максим, уже зная, что скажет Рада.

– Тогда просто верь мне и делай то, что я говорю. Худого я не посоветую.

– Хорошо, – согласился Максим. – Поверю на слово. Аудиенция окончена?

– Окончена, – улыбнулась Рада. – Иди, и не забывай того, что я сказала.

 

 

*   *   *

 

В Ростов Максим вернулся в начале следующей недели. Вернулся вместе с Оксаной. Еще в Кленовске Максим извинился перед ней, сказав, что был не прав. Особой вины за собой он не чувствовал, но такой вариант показался ему самым лучшим. Не зря говорят – если женщина не права, извинись перед ней. Максим так и сделал. Внешне все наладилось, оба держались подчеркнуто корректно. Тем не менее, Максим все еще не мог смириться с тем, что Оксана не ответила ему взаимностью. Разум это принимал. А душа – нет.

Максим уже знал от Оксаны, что его фирма продолжает успешно работать, за год ее штат вырос примерно наполовину. Оказалось, что Оксана даже преуменьшала успехи. Ознакомившись с результатами работы фирмы, Максим в два раза повысил жалованье управляющему – тот это заслужил. Не остались в стороне и рядовые работники фирмы. По итогам года доход получился достаточно внушительным, Максим перевел его часть на один из счетов хакеров. Это внушило ему законную гордость – теперь он не только брал, но и что-то возвращал. Все еще имея на руках вполне приличные деньги, Максим начал подумывать о том, чтобы организовать еще одну фирму. Это позволило бы чувствовать себя более уверенно. Вопросов, чем именно заниматься, у него уже не возникало – только цветами. Теперь у него для этого были все возможности.

Увы, реализацию этих планов ему снова пришлось отложить. Максим уже был готов зарегистрировать новую фирму, когда в очередном сновидении снова встретился с Борисом.

– Привет! – поздоровался Борис. – Ну как, отдохнул немного?

– Здравствуй, Борис… Да, немного отдышался. Хочешь меня снова куда-то отправить?

Смех Бориса подсказал Максиму, что он был недалек от истины.

– Да, есть одно предложение… – Глаза Бориса светились, в облике хакера чувствовалась огромная сила. – Как ты смотришь на то, чтобы немного попрактиковаться в боевых искусствах?

– Предлагаешь кому-то набить морду? – поинтересовался Максим.

– Нет… – улыбнулся Борис. – Я хочу познакомить тебя с магической составляющей боевых искусств. Точнее, знакомить буду не я, а один человек. Он – наш главный спец в этом деле.

– Попробую догадаться: его зовут Андрей, и он живет в Питере. Я прав?

– Абсолютно, – согласился Борис. – Ты не против, если мы позовем его?

Вопрос был риторическим, Максим даже не успел на него ответить. Уловил слева движение, и увидел подошедшего к ним человека.

На вид ему было лет двадцать пять, не больше. Высокий, белобрысый, в обычных потрепанных джинсах и черной рубашке с закатанными рукавами. На правом бедре из узкого кармана выглядывала рукоять охотничьего ножа, пальцы Андрея почти касались ее.

– Какие люди! – поприветствовал их Андрей. – Привет, Борис. Здравствуй, Максим. Наслышан о тебе.

– Рад познакомиться, – ответил Максим.

– Вот, раздумываю – не отправить ли его к тебе на стажировку, – произнес Борис. – Что скажешь?

– Ну, если тебе его не жалко… – Андрей посмотрел на Бориса, оба рассмеялись. Их смех, гулкий и громогласный, звучал совершенно чудовищно.

– На войне как на войне, – сказал Борис, отсмеявшись. – В общем, он в твоем распоряжении. Можешь забирать.

– Прямо сейчас? – поинтересовался Андрей.

Максиму стало слегка не по себе.

– Лучше через пару дней, – сказал он. – Мне надо еще с делами разобраться.

– Тогда спишемся, – согласился Андрей, потом взглянул на Бориса: – Не забудь скинуть мне его адрес. До встречи! – взглянув на Максима, Андрей подмигнул ему, потом отвернулся, отошел в сторону и исчез.

– В общем, ты в надежных руках. – Борис похлопал Максима по плечу. – Так что готовься. А мне тоже пора…

Борис исчез, Максим остался один. Оглянулся, думая о том, чем ему заняться, вспомнил, что хотел поискать птиц – они в сновидении могут указать места, в которых спрятана наша светимость. В этом сне Максим находился на одной из улиц Ростова. Посмотрел в небо, и тут же увидел птиц. Это были два голубя, они полетели в сторону Театральной площади. Оттолкнувшись, Максим взлетел, чтобы отправиться за голубями, но не смог удержать осознание и проснулся…

 

В Петербург поезд прибыл рано утром. С Андреем договорились встретиться в десять часов, поэтому Максим поднялся в зал ожидания на втором этаже и стал ждать.

Андрей появился за пятнадцать минут до назначенного времени. В джинсах и легкой куртке, с тощим рюкзаком на плече – сначала Максим даже не узнал его, этот человек был более щуплым и не столь внушительным, как в сновидении. Его возраст приближался к сорока, в сновидении Андрей выглядел гораздо моложе. Тем не менее, это был именно он – чтобы понять это, оказалось достаточно встретиться с ним глазами.

– Привет! – Андрей пожал поднявшемуся ему навстречу Максиму руку. – Как настроение?

– Здравствуй, – улыбнулся Максим. – Настроение боевое.

– Тогда за мной…

Максим ожидал, что они поедут к Андрею домой, и ошибся. Сначала они добрались на метро до Балтийского вокзала, там Андрей взял два билета на электричку. Максим воздерживался от вопросов, сам Андрей не торопился ничего объяснять. Пока ждали электричку, болтали о всякой ерунде. Потом была дорога, наконец, около часа дня, они сошли с электрички на какой-то маленькой станции.

– Почти приехали, – обнадежил Максима Андрей. – Теперь немножко пешком, и мы на месте.

Спорить не приходилось, поэтому Максим терпеливо шел за Андреем. Обойдя станцию справа, они углубились в лес. Сначала шли по накатанной дороге, потом свернули на тропинку. В одном месте перебрались через ручей по стволу поваленного дерева, и примерно через час наконец-то добрались до места.

– Вот и мои владения, – с улыбкой сказал Андрей, когда в просвете деревьев показалось какое-то строение.

– Ты здесь живешь? – поинтересовался Максим.

– Нет, – покачал головой Андрей. – Эта избушка раньше принадлежала моему деду, он был лесничим. Потом дом для лесничего выстроили в другом месте, километрах в двадцати отсюда. А этот домик дед выкупил. В девяносто пятом он умер, домик оставил мне. Это хорошее место – тихое, спокойное. Сюда редко кто забредает.

Дверь оказалась заперта на висячий замок. Пошарив где-то сверху, Андрей выудил ключ, открыл замок. Распахнув дверь, с улыбкой взглянул на Максима: – Проходи.

Дом состоял из сеней и большой комнаты. Войдя в комнату, Максим разглядел пару обычных железных кроватей, стол у окна, металлическую печурку. Интерьер дополняли несколько стульев и полки из широких строганных досок.

– Располагайся, – предложил Андрей. – Твоя кровать вон та. Сейчас немного перекусим, а там уж можно будет и поболтать…

На обед ели гречневую кашу с тушенкой. После долгого путешествия в поезде и прогулки по лесу Максим чувствовал голод, а потому на аппетит не жаловался.

– Я готовлю, ты моешь посуду, – сказал после ужина Андрей. – По-моему, это справедливо.

Это действительно было справедливо, поэтому Максим без лишних разговоров помыл посуду и вытер стол.

– Теперь можно заняться делом, – с улыбкой сказал Андрей, когда Максим снова уселся стул. – Насколько я знаю, ты уже владеешь азами техники боя. Эта техника очень полезна, но в некоторых ситуациях она выручить не сможет. Я познакомлю тебя с другим взглядом на боевые искусства. Он состоит из двух аспектов: философии и прикладной техники. Я бы предпочел начать с философии, но лучше сразу продемонстрировать тебе кое-что практическое, чтобы ты видел, о чем примерно идет речь Тогда ты поймешь, что мои слова не являются туфтой и за ними действительно что-то стоит. Выйдем на улицу…

На улице было тихо и очень хорошо. Сквозь кроны деревьев проглядывало солнце, Максим удовлетворенно вздохнул. Ему здесь нравилось..

Зайдя под небольшой навес слева от дома, Андрей снял с гвоздя моток крепкого белого шпагата. Отмотал небольшой кусок – около метра – без видимых усилий оборвал его, затем вернулся к Максиму.

– Итак, трюк номер один. – Андрей улыбнулся и взглянул на Максима. – Нападай на меня. Не стесняйся, можешь бить во всю силу.

Максим уже видел, как работает с веревкой Денис, заплетая ею руки и шею противника. Очевидно, Андрей хотел продемонстрировать ему нечто подобное. Значит, самое главное в этой ситуации – не дать противнику захлестнуть веревкой руку или ногу. Шагнув к Андрею, сделал несколько коротких обманных движений, потом, выбрав момент, с силой ударил Андрея в подбородок. Хотел ударить…

Это походило на кинофильм, из которого вырезали часть кадров. Максим даже не сразу осознал, что произошло – ощутил мгновенную встряску, очень неприятную, и тут же понял, что стоит на коленях. Руки оказались связаны за спиной – пошевелив ими, Максим убедился в этом окончательно. Рядом стоял улыбающийся Андрей.

– Ну и как? – спросил он, помогая Максиму подняться.

– Не понял… – честно признался Максим. – Как ты это сделал?

– Давай еще раз, – предложил Андрей, развязав Максиму руки. – На этот раз просто стой, так тебе будет проще все осознать. – Он встал в паре шагов от Максима. – Приготовься!

Максим приготовился. Андрей смотрел на него и улыбался.

– Я готов, – подтвердил Максим.

– Посмотри на руки, – предложил Андрей.

Максим взглянул на руки – и вздрогнул. Один конец веревки был привязан к его левому запястью, другой к правому. При этом Максим готов был поклясться, что Андрей даже не сдвинулся с места.

– Как ты это делаешь? – тихо спросил он, изумленно рассматривая веревку.

– Это и есть магия боя, – ответил Андрей. – В данном случае я манипулирую восприятием времени. Для тебя оно остается прежним, для меня практически замирает. Соответственно, я могу подойти к тебе и сделать все что угодно. К слову, это достаточно высокий уровень и далеко не каждому он под силу. Перейдем к чему-нибудь попроще… – Андрей развязал веревку и отнес ее под навес. Затем вернулся, держа в руках отрезок мятой водопроводной трубы.

– Попробуй согнуть ее, – предложил он, передавая трубу Максиму. – Руками.

Труба была в длину около семидесяти сантиметров. Максим попробовал согнуть ее, и тут же отказался от этой затей.

– Не смогу, – сказал он, возвращая трубу Андрею.

– В этом нет ничего удивительного, – отозвался тот. Внимательно оглядел трубу, после чего спокойно намотал ее на руку – так, словно это был кусок обычного резинового шланга. Максим хорошо слышал, как трещит сминаемый металл. Улыбнувшись, Андрей спокойно размотал трубу и снова протянул ее Максиму.

– Вот так вот, – сказал он.

Максим не без опаски взял искореженную трубу, она была ощутимо теплой. Провел по ней рукой, думая о том, какую силу надо иметь для того, чтобы выполнить такой трюк.

– Вопрос все тот же, – сказал он, взглянув на Андрея. – Как ты это сделал?

– Скорее, это сделало мое тело сновидения. Я могу в нужные моменты выпускать его наружу. Ненадолго, конечно, всего на какие-то секунды. Но этого хватает, чтобы выиграть даже самый тяжелый бой. – Андрей улыбнулся и начал расстегивать рубашку. – Теперь еще одна демонстрация, последняя. – Сняв рубашку, он кинул ее на перилла крыльца. – А теперь ударь меня этой трубой. Сбоку – так, чтобы перерубить пополам. С размаху, со свистом. Бей от души, не сдерживай удар. Давай, это будет интересно.

– Не зашибу? – поинтересовался Максим, поудобнее перехватывая трубу.

– Если что, вон там есть лопата. Закопаешь. – Андрей усмехнулся. – Шучу. Бей, не стесняйся!

Максим ударил – как и велел Андрей, от души, со всей силы. Таким ударом как минимум можно было переломать ребра.

Но этого не случилось – к огромному удивлению Максима, труба в его руках встретила лишь слабое сопротивление. Она спокойно прошла через тело Андрея, Максим едва устоял на ногах.

– Черт… – пробормотал он, с трудом удержав равновесие. С изумлением взглянул на Андрея, тот мягко улыбался.

– Умение пропускать через себя предметы тоже идет от сновидений, – пояснил Андрей. – Ты учишься этому, когда проходишь в сновидениях через стены. Но здесь нет никакой разницы – ты ли проходишь через стену, или что-то проходит сквозь тебя. Используя эту технику, ты можешь пропускать через себя даже пули. В древности, кстати, именно такие воины-маги наводили ужас на врагов. Их не брали ни меч, ни стрела. – Андрей подошел к крыльцу и взял рубашку.

– Здорово! – признался Максим. То, что он видел, казалось ему чудом.

– Да, это занятно, – улыбнулся Андрей, застегивая пуговицы. – Присядем на скамейку…

Они сели на скамейку – простую плаху на двух чурбаках, установленную у стены дома.

– Очевидно, теперь ты хочешь узнать, как этому научиться, – начал Андрей, спокойно глядя на Максима. – Насколько я знаю, до встречи с хакерами ты боевыми искусствами не занимался. У меня все было иначе, я сначала увлекся боевыми искусствами, и лишь потом пришел к хакерам. Что получилось в результате слияния двух систем, ты имел возможность убедиться. – Андрей едва заметно усмехнулся. – Так вот: если говорить о работе со сновиденными техниками, то здесь мне особо и сказать-то нечего – просто учись в сновидениях проходить сквозь стены. Проходи снова и снова, из ночи в ночь. Ты должен наработать этот навык, должен пропитаться соответствующим ощущением. Тогда однажды ты сможешь использовать этот навык и в реальной жизни. Говоря привычным тебе языком, на какое-то время обычные таблицы мироописания будут подменяться магическими. Тогда ты сможешь ударом кулака проломить человеку голову вместе с каской, сможешь завязать ему автомат узлом на шее. Сможешь вырвать сердце или печень – уж извини за такие подробности. Наконец, ты сможешь пройти через стену или пропустись сквозь себя автоматную очередь. Поверь, это очень необычные ощущения. Одежда в клочья, а ты жив… – Андрей вздохнул и ненадолго замолчал.

– Но это – лишь часть практики, – продолжил он. – Вспомни, маги делятся на сновидящих и сталкеров. Сновидящие в основном работают со сновидениями, сталкеры с реалом. Сновидениями ты будешь заниматься сам, там моя помощь тебе не нужна. Поэтому теперь мы с тобой будем говорить о сталкинге… – Андрей снова сделал паузу. – Скажи, что самое главное в любом боевом искусстве?

– Психология? – предположил Максим, уже беседовавший раньше на эти темы с Денисом.

– Скорее философия, – поправил его Андрей. – Именно философия становится тем фундаментом, на котором строится все здание боевого искусства. Опять же, ты знаешь, что боевых искусств очень много. Человек может выбрать любую систему боя, но с одним условием: она должна реально соответствовать его требованиям. Например, ты можешь заниматься кендо – искусством меча. Замечательная система для отработки техники движений и укрепления духа, я знаю, что Роман дал тебе начальные навыки. Но какова польза от этой системы в реальном бою? Только в фильмах главные герои носят с собой мечи, в реальности это невозможно. Опять же, в схватке с Легионом мы пока являемся слабой стороной и не можем вступать в открытый бой – нас просто размажут по асфальту. Соответственно, мы избрали стратегию тайной войны, когда враг не знает, где и когда будет нанесен удар. Лучшей системой этого класса является ниндзюцу – думаю, ты слышал об этом искусстве. Именно ниндзюцу мы взяли за основу хакерской школы боя. Причем взяли не столько технику, сколько философию, дух этого искусства. Техника преходяща, дух вечен. И здесь, по идее, я должен предупредить тебя об одной опасности. – Андрей взглянул на Максима и мягко улыбнулся. – Дело в том, что философия ниндзюцу кардинально меняет мировоззрение человека. И очень важно уловить грань, ниже которой ты не должен опускаться. Можно сказать, что ниндзюцу – это темная сторона силы. Она затягивает – ощутив хоть раз свое могущество, ты можешь не захотеть вернуться назад. Зачем, если ты чувствуешь себя богом, если ты можешь распоряжаться чужими жизнями, можешь сам решать, кому жить, а кому умереть? Поэтому ты всегда должен помнить одну простую вещь: ты не ниндзя, ты хакер, владеющий искусством тайной войны. И это искусство – просто искусство, не более того. Одна из граней мира. Когда оно тебе нужно, ты входишь в поток, становясь демоном, искусным и коварным убийцей. Делаешь свое дело и выходишь из потока, снова становясь самим собой. Подлинное искусство заключается в том, чтобы взять только то, что тебе нужно, и не больше того. Иначе ощущение силы может поглотить тебя, и на земле станет одним маньяком больше. – Андрей взглянул на Максима и улыбнулся.

– Да, я понимаю, – отозвался Максим.

– Это хорошо. Будем считать, что я зачитал тебе технику безопасности, а ты расписался в журнале, – по губам Андрея снова скользнула улыбка. – Я думаю, Борис уже сказал тебе, что ты пробудешь здесь примерно три недели. Самое главное, что тебе предстоит сделать – это почувствовать дух ниндзюцу. Я не буду заставлять тебя никого убивать, боже упаси. Опять же, три недели – слишком мизерный срок, чтобы сделать из тебя бойца. Но это станет началом, со временем ты овладеешь всем комплексом техник. Сейчас мы просто закладываем фундамент.

– А кто учил тебя ниндзюцу? – спросил Максим.

– У меня не было учителя как такового, – покачал головой Андрей. – Разумеется, я читал книги по этой тематике, беседовал со многими знающими людьми. У иных даже чему-то учился. Но самым главным учителем стал дух этого искусства. Я просто вошел в поток традиции, настроился на него и он повел меня в нужном направлении. Все остальное происходило само собой. У Флоринды Доннер в книге «Тень ведьмы» есть очень правильные слова – «мелочи склонны подчиняться обстоятельствам». Так оно и есть. Ты просто выбираешь направление движения, входишь в поток и дальше он уже несет тебя сам, формируя обстоятельства твоей жизни. Ты убедишься на собственном опыте, насколько хорошо работает этот метод.

– Я надеюсь, – усмехнулся Максим.

– Тогда не будем терять время и перейдем к первому заданию, – предложил Андрей. – Примерно в пяти километрах отсюда – вон туда, строго на восток, находится речка. На ней почти всегда есть рыбаки, да и просто туристов хватает. Твоя задача будет состоять в том, чтобы прокрасться к ним незамеченным, понаблюдать за ними и уйти – опять же, незамеченным. Потом снова, уже с другими людьми, и так несколько раз. Чем больше, тем лучше. Опять же, ты не должен ни с кем сталкиваться – если видишь, что кто-то идет, спрячься, пусть этот человек пройдет мимо. Главная задача состоит в том, чтобы ощутить вкус к этому делу. Ты должен почувствовать удовлетворение от того, что ты кого-то видишь, а они тебя нет. При этом не чувствуй себя трусливым зайцем, прячущимся от каждого шороха – наоборот, ощущай себя хищником, подкрадывающимся к жертве. Ты царь и бог, эти люди в твоей полной власти, именно ты решаешь, жить им или умереть. Это сложно объяснить, но если ты поймаешь этот азарт, это чувство силы, дальше тебе будет значительно легче…

Остаток вечера тоже провели в беседах. Говорили о магии, о боевых искусствах. Когда стемнело, Андрей зажег керосиновую лампу. Спать легли рано, около одиннадцати – Максим устал в дороге и чувствовал, что ему надо отоспаться.

Утром Андрей уехал, сказав, что вернется ровно через неделю, Максим остался один. Достав из рюкзака сменную одежду, он переоделся и отправился к реке.

Раньше Максиму никогда не приходилось за кем-либо следить. Вот и теперь он скорее разведывал окрестности, понимая, что даже здесь вполне можно заблудиться. Примерно через час пути вышел к реке, неширокой, но довольно глубокой. Прошел немного вдоль берега, то и дело отмечая следы присутствия людей – кострища, мусор, утоптанные пятачки травы у воды. Постепенно Максим даже начал чувствовать раздражение от того, что люди захламили такую красивую речку.

Вскоре он наткнулся на первого рыболова. Все внимание Максима было приковано к берегу, поэтому он вздрогнул, к??гда взгляд вдруг выхватил притаившуюся у противоположного берега резиновую лодку. В ней сидел рыболов, Максим тут же пригнулся. Осознав, что рыбак его не видит, перебежал, пригибаясь, за кусты.

За рыболовом он наблюдал несколько минут. Потом снова потихоньку пошел вдоль берега и тут же наткнулся на мотоцикл. Рядом стояла палатка, в ней никого не было. Очевидно, мотоцикл и палатка принадлежали рыбаку в лодке.

Пожалуй, только теперь Максим ощутил проблески азарта, о котором говорил Андрей. Осознав, что рыбак смотрит на поплавок и ему совсем не до мотоцикла и палатки, Максим, пригибаясь, прошел к палатке, откинул полог и проскользнул внутрь.

Внутри был слой лапника, свернутый спальный мешок, слева в углу лежал рюкзак. Чуть в стороне от него стоял радиоприемник – Максим подумал о том, что будь сейчас на его месте какой-то воришка, то рыболов бы точно чего-то недосчитался.

Из палатки он выскользнул столь же незаметно, как и вошел. Отбежал в сторону, чувствуя, что его заметно трясет. Тем не менее, Максим остался вполне доволен собой. Теперь он понимал, что в словах Андрея о чувстве силы был какой-то смысл, Максиму казалось, что он действительно что-то улавливает. Было в этой слежке что-то привлекающее и будоражащее, волнующее душу. Взглянув на часы – не было еще и полудня – Максим пошел дальше вдоль берега.

Очередную группу отдыхающих он отыскал примерно через километр. Сначала услышал визг детей и чей-то смех, потом послышался стук топора. Слега пригнувшись, Максим осторожно пошел на звук, стараясь не наступать на сухие ветви. Вот впереди мелькнуло что-то светлое, Максим присел. Пятно не шевелилось – прислушавшись, Максим пошел дальше.

Светлое пятно оказалось стоящей на поляне легковушкой. Рядом мужчина и женщина ставили палатку, тут же играли двое детей. Максим прикинул – сегодня пятница. Значит, они приехали на все выходные.

Неподалеку послышался хруст ветвей, Максим инстинктивно пригнулся. Потом и вовсе распластался на земле, понимая, что его в любую секунду могут увидеть.

Мимо прошла девушка лет семнадцати, она направлялась к палатке, неся ворох сухих ветвей. Очевидно, дрова для костра, догадался Максим.

Если бы не ветви, девушка бы его непременно заметила, она прошла совсем близко от него. Максим облегченно выдохнул, думая о том, что надо быть внимательнее.

За этой семьей он наблюдал около получаса. Потом, решив, что на сегодня с него хватит, пошел обратно к домику…

Так это началось. Максим проверял берег реки каждый день, его вылазки становились все продолжительнее. При этом Максим постоянно открывал для себя какие-то новые детали, понимал, что нужно делать, а чего делать не следует. И если в первый день он по лесу буквально крался, то потом осознал, что это глупо. Ведь пока он просто идет по лесу, он не совершает ничего криминального. Даже если его заметят, то наверняка примут за одного из отдыхающих. Но если заметят крадущегося человека, это уже точно вызовет подозрения. С этого времени Максим старался вести себя по возможности естественно, начиная красться лишь тогда, когда подойти ближе иначе было уже нельзя.

Первая неделя принесла ему очень многое, Максим буквально ощущал, как меняется его сознание. Уловив ощущение силы, Максим начал сознательно его культивировать. До обеда он обычно пропадал в лесу, потом, пообедав, немного отдыхал. После отдыха начинались физические тренировки – Максим чувствовал, что ему не хватает силы и ловкости, что тело должно соответствовать новым задачам. И он тренировался – до пота, до изнеможения…

Андрей, как и обещал, приехал через неделю. Выслушав отчеты Максима, он остался вполне доволен его успехами.

– У тебя неплохо получается, – сказал он, когда они после обеда расположились на скамейке у дома. – Ты смог почувствовать силу, и это главное. Дальше ты будешь делать то же самое, но с одним небольшим изменением: на охоту ты теперь будешь ходить ночью. – Андрей замолчал, ожидая реакции Максима.

– Хорошо, – согласился Максим. – Я попробую.

– Попробуй, – усмехнулся Андрей. – Самое главное для тебя теперь – научиться не бояться ночи. А почему люди боятся ночи? – Андрей снова взглянул на Максима.

– Люди всегда боятся ночи, – пожал плечами Максим. – Это естественный страх.

– Да, но что лежит в его основе?

– Наверное, боязнь столкнуться с каким-то хищником или просто с чем-то страшным, – предположил Максим.

– Все верно, – согласился Андрей. – Но если копнуть еще чуть глубже, то в основании всего мы найдем страх смерти. Человек не просто боится, что в темноте его ждет что-то опасное – он боится погибнуть. Именно страх смерти заставляет его прятаться по ночам. Тебе предстоит этот страх преодолеть. Чувствуй себя не жертвой, а охотником. Не гостем, а хозяином. Ночь принадлежит тебе, в ней нет никого страшнее и опаснее тебя. Должен бояться не ты – должны бояться тебя. Понимаешь?

– Да, – кивнул Максим. – Вроде бы.

– Это хорошо. И самое главное, не считай тьму враждебной средой. Она – твой друг, твой защитник, твой покровитель. Подружись с ней, и ты увидишь, как многое она может тебе дать. Как-нибудь ночью попробуй выполнить такое упражнение: сядь в темноте, лучше всего в позу лотоса – если можешь. Темнота должна быть абсолютной. После этого вытяни руки и попробуй ощутить тьму на кончиках своих пальцев. Ощути ее мощь, ее могущество. Потом медленно вдохни, втягивая в себя через пальцы силу тьмы. Когда почувствуешь, как в тебя входит сила, можешь опустить руки и дальше просто дыши тьмой, втягивая ее не только легкими, но и всей поверхностью тела. Попробуй, и ты поймешь, насколько это здорово.

– Я попробую, – ответил Максим. – Обязательно.

– На знакомство с ночью я дам тебе две недели, это сложное задание. Потом ты уедешь и все остальные техники будешь практиковать уже дома.

– И что это за техники? – поинтересовался Максим.

– Их довольно много, я буду пересылать тебе подробные инструкции. А следующим твоим заданием будет знакомство с городом. Я знаю, ты всю жизнь жил в городе, но это ничего не значит. Ты должен будешь изучить Ростов с новых позиций. Например, знаешь ли ты в Ростове места, где можно уйти от слежки?

– Нет… – неуверенно протянул Максим. – Я об этом как-то не думал.

– Вот именно, – согласился Андрей. – Тебе это просто не было нужно. Теперь тебе придется поискать такие места. Это могут быть подземные переходы, проходные подъезды, людные места вроде рынков. Большие магазины с несколькими выходами. При этом важно не количество таких мест, а их качество. Пусть их будет всего три на весь город – зато ты знаешь, что гарантированно уйдешь от слежки. И это – лишь маленькая часть того, что тебе предстоит освоить и изучить. Я научу тебя проникать в закрытые помещения, познакомлю с оперативной химией. Ты узнаешь все об оружии и взрывчатых веществах. Изучишь технику слежки и прослушивания и многое другое. Есть очень много людей, умеющих вести войну в лесу или в джунглях. И гораздо меньше тех, кто может вести войну в каменных джунглях города. Ты станешь одним из них.

– Ты считаешь, что мне это нужно? – неуверенно протянул Максим.

– Нужно. Пойми, Максим, суть не в том, чтобы сделать из тебя профессионального убийцу. Суть в изменении сознания. Каждая новая область знаний – это просто соответствующая настройка. Вспомни, как тебя недавно гоняли по лесу – ты был жертвой, они – охотниками. Владей ты моими навыками, и ни один из них не ушел бы живым из леса. Можно много говорить о ненасилии и прочих высоких материях, но когда перед тобой враг, стремящийся тебя уничтожить, то выбор у тебя невелик – убить, или быть убитым. Это – реалии жизни. Ты должен уметь в любой ситуации защитить себя и тех, кто тебе дорог.

– С этим я согласен, – кивнул Максим. – Но обязательно ли для этого, – он замялся, подбирая нужное слово, – погружаться так глубоко? Ночь, сила тьмы, искусство убивать – от всего этого попахивает чем-то дьявольским.

– А что есть дьявол? – поинтересовался Андрей.

– Я не знаю… – тихо ответил Максим. – Рада считает, что все, что мы вообще можем в жизни – это сделать выбор между Богом и дьяволом. И я боюсь, что в данном случае мы отдаляемся от Бога и приближаемся к дьяволу.

– Возможно, – тактично согласился Андрей. – Рада умная девушка и редко когда ошибается. Но у меня свой взгляд на вещи. Любое оружие само по себе не бывает плохим – вопрос в том, в чьих руках оно находится. И даже если темная сторона силы целиком принадлежит дьяволу, то значит, я бью врага его же оружием. Вспомни, я уже говорил тебе о том, что самое главное – не переступить черты, за которой сила потока изменит тебя настолько, что ты уже не будешь иметь возможности вернуться назад. В этом и состоит искусство мага – взять то, что тебе нужно, и не больше. Ты просто входишь в поток, делаешь свое дело – и выходишь. Опускаешься в ад – и приносишь оттуда трофеи. Ведешь войну на территории противника. Главное – не впустить зло в свое сердце. Вспомни поговорку – клин вышибают клином. Именно поэтому в твоей жизни непременно должна быть и светлая главенствующая сторона. Именно она не позволит тебе скатиться в объятия дьявола.

– Ну хорошо… – Максим поудобнее устроился на скамейке. – А нельзя ли приобрести боевые навыки по линии светлых сил?

– И как ты себе это представляешь? – усмехнулся Андрей. – Эдакий Максим-громовержец, поражающий врагов стрелами молний? Рыцарь в сияющих одеждах? Есть мечты, Максим. И есть реальность. Реальность же говорит о том, что выживать надо здесь и сейчас, а для этого хороши все средства. Вряд ли Воин Света опустится до того, чтобы воткнуть нож врагу в спину. Я это сделаю без тени сомнения – потому что на кону стоит моя жизнь и жизни моих друзей, потому что это позволит мне выиграть. Вот и вся правда жизни.

Максим не ответил. Прижавшись спиной к бревенчатой стене дома, он думал о том, что Андрей во многом прав. Как, впрочем, права и Рада. В душе должен быть Свет, но когда дело доходит до боя, в расчет идет лишь то, что помогает выиграть схватку. И если оружие войны принадлежит дьяволу – что ж, пусть будет так…

 

Как и в прошлый раз, Андрей уехал на рассвете. Теперь, после его отъезда, Максим снова попытался оценить этого человека. Было ли в нем что-то дьявольское? Нет, в этом Максим готов был поклясться. Чистый светлый взгляд, добрая улыбка. Да, в этом человеке чувствовалась сила – ну так что в этом плохого? Вопрос не в том, какой силой ты владеешь, а в том, как ты ее используешь…

В этот день Максим никуда не ходил, готовясь к своей первой ночной вылазке. Андрей привез ему одежду – черные брюки с завязками снизу, черную же рубашку и тонкие кожаные перчатки без кончиков пальцев. Правда, привычной для ниндзя черной маски-личины не оказалось.

– Она тебе не нужна, – еще вечером сообщил Андрей в ответ на вопрос Максима. – Да и эта одежда нужна только для того, чтобы помочь тебе войти в образ, не более того. Ты живешь в городе, а там черная униформа тебе не понадобится.

– Почему? – не понял Максим.

– Ты не должен привлекать к себе внимания. Твоя одежда может иметь какие-то хитрости, но ни одна из них не должна бросаться в глаза. Она может выворачиваться наизнанку, приобретая другой цвет, может таить в себе элементы для подвески оружия и прочих полезных вещей. Но внешне ты должен выглядеть самым обычным человеком, одним из тысяч. Сделал дело, выскользнул откуда-то – и ищи ветра в поле. В обычной одежде ты имеешь прекрасную возможность раствориться в толпе. А представь реакцию народа при виде болвана в черном балахоне… В лучшем случае это вызовет смех.

С этими доводами Максим был склонен согласиться. Тем не менее, здесь, в лесу, черный костюм и в самом деле придавал всему происходящему ощутимую таинственность.

Перед тем, как уехать, Андрей покопался в своем рюкзаке и вынул из него нож в черных кожаных ножнах.

– Дарю, – сказал он, вручив нож Максиму. – Это очень хороший клинок, его делал один из лучших российских мастеров. Булатная сталь, отточен как бритва. Так что будь с ним поаккуратнее…

Теперь, оставшись в одиночестве, Андрей смог внимательно изучить нож. Очевидно, изготовивший его мастер стремился сделать нож максимально практичным, в нем не было ничего лишнего. Прежде всего, привлекало внимание узкое хищное лезвие, его слегка зеленоватый металл имел четкую слоистую структуру. Отточено оно было действительно не хуже бритвы – задумчиво рассматривая порезанный палец, Максим думал о том, что с ним надо быть поаккуратнее. Ведь даже не провел пальцем по лезвию, а просто прикоснулся…

Ручка была набрана из тонких, слегка шершавых на ощупь, пластинок. То ли кора, то ли кожа – Максим так и не смог понять, из какого материала она сделала. В руке нож сидел как влитой, Максим понимал, что с этой рукояти рука уже не соскользнет. Закачивалась рукоять вороненым, срезанным наискось стальным набалдашником. В целом нож производил впечатление очень добротного и прочного оружия. Ножны оказались достаточно простыми и функциональными, нож легко входил в них и четко фиксировался. Подарок Андрея Максиму очень понравился, это было настоящее боевое оружие.

Когда стемнело, Максим начал готовиться к своему первому ночному путешествию. Облачился в униформу, затем погасил свет и около часа пытался дышать тьмой – так, как ему советовал Андрей. Что-то получалось, что-то нет. Максиму казалось, что он чувствует тьму, но она пока не спешила его принимать.

Первую вылазку он совершил в окрестностях домика – не хотел уходить далеко, боясь заблудиться. В целом путешествие не произвело на Максима благоприятного впечатления. Он то и дело цеплялся за ветки, спотыкался о коряги. Максим вслушивался в ночную тьму, и не понимал, что он здесь делает. После часового блуждания в окрестностях домика Максим вернулся назад, на свет предусмотрительно зажженной и оставленной на крыльце керосиновой лампы.

Всю первую половину нового дня он чувствовал раздражение от своей неудачи. У него действительно ничего не получилось, и Максим это сознавал. После обеда он вышел из дома и долго работал с ножом, отрабатывая всевозможные удары, это принесло толику успокоения. После шести вечера Максим лег отдыхать – не думал, что уснет, однако заснул. Проснулся около десяти вечера, чтобы после полуночи снова отправиться в лес…

На этот раз у него что-то получилось. Прежде всего, Максим изменил стратегию. Теперь он не пытался кем-то быть – он просто старался слиться с ночью. Вслушивался в ее звуки, осторожно скользил по знакомым тропинкам – лезть в чащу леса оказалось совсем не обязательно. В какой-то момент Максим ощутил уже знакомое ему по дневным вылазкам чувство азарта. Или не азарта, Максим и сам не знал, как описать это чувство. Может, пока он его еще слишком плохо чувствовал…

Следующие ночи окончательно расставили все по своим местам. Как призрак, скользил Максим по ночному лесу, чувствуя упоение от вновь открывшихся ему истин. Это было здорово – Максим ощущал себя то ли богом, то ли демоном, обычный человеческий страх перед ночью постепенно уходил в никуда. Да и кого бояться? В этом ночном лесу не было никого страшнее его…

На пятую ночь Максим наконец-то решился прогуляться к реке. Еще днем он выследил очередную группу рыболовов, а потому знал, куда ему идти. Ему удалось подобраться совсем близко, Максим отчетливо видел контуры палатки, слышал доносящийся изнутри храп. Его рука невольно касалась висевшего на поясе ножа. Будь эти люди его врагами, они бы уже никогда не увидели рассвета. Ушел он так же незаметно, как и появился…

За оставшиеся до приезда Андрея девять ночей Максим открыл в себе столько нового, что это даже вызвало у него чувство страха – какие еще сюрпризы таит его «я»?

Кастанеда писал о том, что наше сознание определяется положением точки сборки. Теперь Максим убедился в этом на деле, сознание оказалось удивительно непостоянной вещью. Вот он сидит за столом и смотрит на пламя лампы – на улице ночь, налетевший непонятно откуда циклон принес сильный ветер и дождь. О том, чтобы выйти за порог, не хочется даже думать. Но это лишь одна сторона медали. И если подумать, то там, за дверью, не так уж и плохо. Взгляд выхватывает висящий на стене ремень с ножом, ладонь касается густой щетины на подбородке – Максим уже давно не брился. Достав из-под матраца черную униформу, быстро оделся, взглянул на себя в зеркало. Баночка с чудодейственным гримом собственного изобретения – смесь сажи и растительного масла – совсем рядом, надо только протянуть руку. Пока он наносит на лицо грим, сознание совершенно меняется. Теперь нацепить пояс с ножом – и куда же он делся, страх перед ночью? Где тот человек, что еще пять минут назад смотрел на тусклое пламя лампы и вздрагивал при сильных порывах ветра? Его больше нет, Максим открывает дверь и выскальзывает в темноту ночи…

Возвращается он только к пяти утра – мокрый, грязный, усталый. Снимает пояс, вытирает тряпкой сажу с лица. Умывается и ложится спать.

Просыпается после полудня. Дождь прошел, в небе снова сияет солнце. Мир светел и приветлив, сознание Максима – это сознание обычного человека. Но он уже знает, что это всего лишь иллюзия. И там, под оболочкой нормального человека, в нем живет и другой Макс – хищный, опасный, безумный…

Самым любопытным во всем этом было то, что его ночные похождения самым положительным образом сказались на сновиденной практике, Максим столкнулся с целым каскадом замечательных сновидений. Поразмыслив, он пришел к убеждению, что влияние оказывали не сами вояжи, а сопровождавшее их чувство силы, агрессивности. Там, ночью, он был богом. Или демоном – Максим приходил к выводу, что второе все же вернее, что это и есть пресловутая темная сторона силы. Одержим дьяволом – Максим не сомневался, что какой-нибудь священник поставил бы ему именно такой диагноз. Но так ли это? Пока все говорило о том, что дьявол – это просто настройка. Но и святой – это тоже только настройка. Человек может подняться так высоко, насколько низко он может пасть. Получить в свое распоряжение всю шкалу, весь диапазон – от святого до дьявола. Именно об этом думал Максим, вернувшись с очередной ночной прогулки. Взглянул на часы – пятый час утра. Самое время для сновидений…

Этой ночью он смог отыскать в сновидении Бориса. Всё получилось самом собой, Максиму даже не пришлось прибегать к каким-либо ухищрениям. Просто захотел его увидеть, и увидел…

– Здравствуй, – сказал Борис. – Что-то случилось?

– Да нет, – пожал плечами Максим. – Просто хотел поговорить… Знаешь, в последнее время мне все больше кажется, что в нашем пути все же слишком многое от дьявола. Я говорил с Радой о Боге, ее слова мне очень понравились – они близки мне. Но теперь, занимаясь боевыми искусствами, знакомясь с силой тьмы… – Максим на секунду замолчал. – Мне кажется, что когда я пытаюсь отыскать в себе темную сторону, я предаю Бога.

– Даже так? – усмехнулся Борис. – Давай где-нибудь присядем… – Он взял Максима за руку, через какое-то мгновение перед ними возник знакомый речной берег с доской-скамейкой. Борис опустился на доску, Максим сел рядом.

– Насчет темной стороны, – начал Борис. – Суть в том, что окружающий тебя мир собирается твоим сознанием. Вспомни картинки в калейдоскопе и представь, что каждая из них – это отдельный мир. Повернул калейдоскоп, и картинка уже другая. Темная сторона – лишь одна из таких картинок, она не лучше и не хуже остальных. Собери ее, и ты станешь демоном, дьяволом, убийцей. С тем же успехом ты можешь стать политиком, священником, учителем, врачом – список бесконечен. Ты сам собираешь тот мир, который тебе нужен – понимаешь? Вопрос в другом – какой мир тебе нужен? Можно стать убийцей, а можно человеком знания. Любые увещевания здесь бесполезны, ты должен сам разобраться в себе. Понять, что ближе твоей душе, к чему действительно стоит стремиться.

– Борис, я все это уже понял. И выбор сделал – путь зла не для меня. Но я заметил и другое: если путь зла и агрессии назвать темной стороной, то темная сторона дает реальную силу. Даже то, что я сейчас здесь, с тобой, объясняется именно темной стороной. Она во мне – пусть где-то глубоко, но она есть. Благодаря Андрею я научился выпускать ее на поверхность, но до сих пор сомневаюсь, хорошо ли это.

– Темная сторона есть в каждом из нас, – ответил Борис, – так что тут ты не уникален. Точно так же, как в нас есть и все другие стороны. Можно этого бояться. А можно использовать в своих целях. Подумай – люди научились использовать энергию воды и энергию ветра, энергию огня и энергию атома – но до сих пор не научились пользоваться энергией сознания. Вспомни, мы уже не раз говорили с тобой о потоках. Чтобы подключиться к потоку, на него надо настроиться. Настроился, и качество твоего сознания разом меняется. Можно этого пугаться. А можно использовать в своих целях. Сейчас ты впервые соприкоснулся с боевыми методиками хакеров, они привели тебя в смятение. И это хорошо – если подобные методики тебя пугают, значит, ты никогда не станешь их рабом. Воспринимай их просто как инструмент, не более того. И всегда имей противовес в виде чего-то хорошего и светлого.

– Андрей говорил примерно так же, – кивнул Максим. – Значит, сами по себе эти методики не таят опасности?

– Топором можно срубить дом, а можно убить человека. По-моему, это элементарно. Просто смотри, как отражается на тебе тот или иной поток, та или иная практика. Умей наблюдать за собой со стороны.

– Но разве смена сознания не влияет на способность оценивать? – поинтересовался Максим. – Если меняется сознание, меняется и шкала оценок?

– Меняется, – согласился Борис. – Однако внутри тебя все равно остается какое-то рациональное ядро, эдакое второе – или первое – «я». Именно это «я» и не позволяет закрепиться в новом положении точки сборки. Ты просто надеваешь личину, пользуешься ею, потом снимаешь и вновь становишься самим собой. Важно лишь не оставаться в чужом для тебя потоке слишком долго – чтобы он не стал для тебя родным.

– Ты меня успокоил. – Максим посмотрел на Бориса и улыбнулся.

– Тем лучше… – Борис поднялся, Максим тоже встал с доски. – Удачи, Максим. Скоро встретимся… – подмигнув Максиму, Борис повернулся, сделал шаг и исчез…

 

Сегодня должен был приехать Андрей. С утра Максим прибрался в доме, сварил гречневую кашу. Около двух часов дня послышались шаги, Максим улыбнулся – вот и он.

Однако это оказался не Андрей. В дверь постучали, затем она открылась, Максим увидел на пороге паренька лет пятнадцати.

– Здравствуйте, – сказал паренек, внимательно глядя на Андрей. – Вы Максим?

– Да, – ответил Максим, внимательно глядя на паренька. – Здравствуй.

– Андрей не смог приехать, у него появились срочные дела. Он попросил меня проводить вас к станции.

– Проходи, – предложил пареньку Максим. – Кашу будешь?

– Нет… – помотал головой паренек. – Нам надо торопиться, или можем не успеть сегодня уехать. Андрей просил передать, чтобы вы возвращались домой. Он потом все объяснит.

– Хорошо… – согласился Максим. – Я переоденусь… Тогда подожди меня, ладно?

– Я подожду на улице, – кивнул паренек и вышел из дома.

Пришлось быстро собирать вещи – Максим не думал, что ему придется уезжать столь поспешно. Переоделся, сложил в рюкзак вещи. Нож уложил на самое дно – чтобы до него не добрался какой-нибудь чересчур ретивый милиционер. Вроде бы все… Ах, да – еще эта каша…

Кашу он вытряхнул на улице у ближайшего дерева. Быстро сполоснув котелок, вымыл руки, оглядел себя в зеркальце – вроде бы неплохо. Вот только побриться так и не удалось.

Закрыв дверь на замок, Максим спрятал ключ над входной дверью и взглянул на паренька.

– Ну как, идем? Кстати, как тебя звать?

– Я Павел. Идемте…

Павел оказался человеком неразговорчивым, даже угрюмым. Разговор не налаживался, поэтому всю дорогу до станции шли молча. Порой Максиму казалось, что Павел чего-то опасается, взгляд паренька внимательно скользил по окружающим их зарослям. При этом Павел почти не двигал головой, не озирался – в этом явно просматривалась школа Андрея.

Наконец они вышли к станции, паренек взглянул на Максима.

– У меня проездной, – сказал он, – а вам надо купить билет…

– Конечно, – согласился Максим.

Электричка подошла минут через двадцать. Всю дорогу до Петербурга ехали столь же молча, Павел казался полностью погруженным в себя. Тем не менее, при этом он явно контролировал обстановку в вагоне, ненавязчиво наблюдая за входящими и выходящими пассажирами.

Вот и Петербург, электричка остановилась у Балтийского вокзала. Паренек сошел первым, затем взглянул на сошедшего вслед за ним Максима.

– До свидания, –  попрощался Павел и впервые едва заметно улыбнулся. – Был рад с вами познакомиться… – повернувшись, паренек торопливо пошел прочь.

– Удачи тебе… – уже вслед ему бросил Максим. Но тот даже не обернулся, вместе с другими пассажирами электрички направляясь к выходу. Проводив его взглядом, Максим поправил рюкзак и направился к станции метро…

 

До Ростова он добрался без каких бы то ни было проблем. Оказавшись дома, первым делом глянул цветы – как они тут без него? Осмотрев оранжерею, остался доволен, затем позвонил Оксане и поблагодарил ее за то, что заботилась о цветах. Но на деле ему просто хотелось услышать ее голос.

Следующая неделя не принесла ничего неожиданного. Максим отдыхал от дороги, разбирался с делами. Несколько раз проверял почту, но от Андрея ничего не было. Очевидно, у того и в самом деле появились какие-то срочные дела. Впрочем, Максима это не печалило, у него было чем заняться…

Прошло еще несколько дней, и у дома Максима закипела работа. Сначала сантехники провели воду и сделали слив, затем под будущую оранжерею залили фундамент. Пару дней спустя каменщик выложил невысокий кирпичный цоколь. Когда «грязная» работа была закончена, настал черед монтажа алюминиевых конструкций – Андрей смотрел, как рабочие монтируют сделанные по его заказу рамы, и радовался. Это уже будет не комната с полками для цветов, а самая настоящая оранжерея.

Все основные работы заняли около двух недель. Наконец настал момент, когда Максим смог войти в оранжерею и оглядеться. Да, пока здесь еще было совершенно пусто. Предстояла долгая работа по обустройству оранжереи, однако как раз об этой работе Максим думал с предвкушением – она доставляла радость. Это было то, о чем он так долго мечтал.


Назад Оглавление Вперед