Первое испытание

       Взявшись за руки, Ян Бибиян и чертёнок Фют вышли из заросшей тёрном ложбинки и пошли к реке.
       Мальчик был счастлив, что нашёл друга, и гордился тем, что этот друг — чертёнок. Улыбающийся и весёлый, он время от времени высоко подскакивал, крича: «Сторонись!» — будто дорогу ему преграждала целая толпа.
       Но вокруг никого. Тишина и безлюдье. С травинки на травинку порхали бабочки, стрекотал кузнечик, в тёрне копошились пичужки. Ян Бибиян продолжал прыгать и вопить: «Сторонись!..» Теперь, став другом чертёнка, он почувствовал себя силачом.

Хоть я только мальчуган,
А силой, как великан! —

выкрикивал он.
       Фют не отставал от нового приятеля ни на шаг. Он бросал на него лукавые взгляды, то и дело подпрыгивая на одной ножке. Новый товарищ нравился ему.
       — Послушай, — заговорил Фют, — ты мне очень нравишься, но, признаться, я тебя ещё мало знаю и побаиваюсь...
       — Чего тебе бояться? — удивился Ян Бибиян.
       — Боюсь, что ты уйдешь от меня. Я люблю необычные дела. Если ты не собираешься мне помогать, лучше сразу расстанемся.
       — Неужели ты больший пакостник, чем я? — ухмыльнулся Ян Бибиян.
       — Надо тебя испытать.
       — Скоро увидишь, — сказал Ян Бибиян и так ударил Фюта по плечу, что тот присел, хныкая от боли.
       Беседуя в таком духе, они добрались до луга, тянувшегося вдоль реки.
       Здесь, в тени старой дуплистой вербы, Фют и Ян Бибиян остановились на отдых. Солнце палило немилосердно. Приятели растянулись на зеленой траве, наслаждаясь бездельем.
       Вдруг Ян Бибиян приподнялся и толкнул дремавшего Фюта:
       — Фют, вставай! Видишь, вон там, рядом с кобылой, пасётся осёл бондаря. Старик сегодня утром грозился меня вздуть. Хочешь, покатаемся на его осле?
       Глаза чертёнка сверкнули.
       — Хочу, хочу! — откликнулся он, подпрыгнув. — Я давно приметил это животное. Без смеха нельзя смотреть на него. Но я ни разу не ездил на осле. А ты?
       — Эге, сколько раз! — с важностью ответил Ян Бибиян.
       — Мой отец, — продолжал чертёнок, — не любит ослов. Они добры, смирны, послушны. Чертям не нравятся добрые и покорные животные, будь то люди или ослы. Ослы безропотно повинуются, послушно таскают на себе тяжёлые грузы и молча сносят палочные удары, которыми хозяева награждают их без всякой вины...
       Не успел Фют договорить, Ян Бибиян вскочил и подбежал к ослу.
       Животное перестало щипать траву, подняло голову, ласково и дружелюбно смотрело на мальчика.
       Ян Бибиян ухватил осла за холку и поманил рукой Фюта. Тот кузнечиком запрыгал по лугу на своих тонких ножках.
       — Садись! — предложил Ян Бибиян. — Ведь ты никогда не катался на осле. Садись! На нём легко удержаться и не тряско!
       Чертёнок с легкостью блохи подпрыгнул и очутился на спине кроткого осла. Ян Бибиян последовал его примеру.
       Держась друг за дружку, они стали погонять доброе животное, заставляя его носиться по лугу.
       Фют визжал от восторга, а Ян Бибиян царапал осла ногтями и вопил:
       — Но! Пошёл!
       Осёл кружил по лугу. Пасшаяся неподалёку тощая кобылка с сочувствием поглядывала на него.
       — Хочешь быстрей, Фют?
       — Хочу, хочу! — взвизгнул Фют.
       Ян Бибиян спрыгнул с осла, отломал на вербе ветку и начал стегать животное по заду. Но осёл выбился из сил от долгого бега и заупрямился. Яну Бибияну пришла в голову новая мысль.
       Подойдя к кобыле, он задрал ей хвост, поймал в горсть несколько слепней, что вьются у лошадиных ног, сунул их под хвост ослу, на спине которого, весело болтая ногами, сидел Фют.
       Осел — опрятное животное и терпеть не может насекомых. Когда слепни поползли по нему, он обезумел от страха и, взбрыкивая, с рёвом понёсся по лугу. Потом повалился на траву и стал кататься по ней.
       Чертёнок, отброшенный в сторону, ударился головой о пень, скорчился и завизжал от боли.
       Подойдя к Фюту и увидев его лицо, залитое слезами и кровью, Ян Бибиян расхохотался.
       Чертёнок вскочил и тоже стал хохотать. Кровь тотчас исчезла с его лица. Он обнял Яна Бибияна:
       — Браво, браво, приятель! Ты в самом деле замечательный мальчишка. Вижу, мы будем дружить. Ты выдержал экзамен: издевался над безобидным животным и причинил зло своему другу. Я чуть не проломил себе башку. Да ещё хохотал надо мной, когда я взвыл от боли. Ты достоин моей дружбы!
       Словно из-под земли, перед ними вырос старый бондарь: он видел, как Ян Бибиян и его черномазый приятель мучили его осла. Зажав в руке увесистую кизиловую палку, он подкрался, крепко ухватил мальчишку за шиворот, пригнул голову проказника к земле и стал лупить его палкой по мягкой части.
       Ян Бибиян орал и метался, пытаясь вырваться. Бондарь, придерживая его могучей рукой, как железными клещами, продолжал бить, приговаривая:
       — Знай, парень, как ездить на чужом осле! Знай, как ездить на чужом осле!..
       — Фют, где ты?.. Фют, спаси! — взвыл Ян Бибиян.
       Но Фют, увидев кизиловую палку, благоразумно спрятался за вербой и оттуда весело наблюдал, как дубасят его друга.
       — Фют, ты всё можешь, помоги! Стань невидимкой, ущипни за ногу проклятого бондаря! Он меня убьёт!
       Слушая жалобные причитания приятеля, Фют корчился от смеха.
       Вздув как следует Яна Бибияна, а на прощанье угостив его пинком, бондарь ушёл.
       Только когда тот исчез из виду, чертёнок выскочил из своего укрытия.
       — Ты позволил меня избить?! — закричал обиженный Ян Бибиян. — Это ты называешь дружбой!
       — Прощай, Ян Бибиян! — ответил Фют. — Мы, черти, ничего не боимся, но три вещи внушают нам ужас: запах ладана, крест и кизиловая палка. Увидев её в руках бондаря, я задрожал от страха и, пока добежал до вербы, три раза споткнулся.
       — Подожди, — продолжал, всхлипывая, Ян Бибиян, — придёт мой черёд, я отплачу тебе за услугу!.. Помоги мне встать на ноги!
       Фют ухватил Яна Бибияна под мышки.
       — Ох, больно! — хныкал Ян Бибиян, держась за то место, по которому гуляла палка бондаря. Сквозь драные штанишки бедняги проступала кровь.
       Фют наклонился, поплевал на свежие раны, и они зажили.
       — Больше не болит! Больше не болит!—приплясывая, весело напевал Ян Бибиян.
       — И у меня все зажило! Только на голове, между рожками, вскочила шишка. Вот она... Ох, сильней разбаливается!..
       Чертёнок сжал голову руками, лицо его искривилось от боли.

 

Назад Оглавление Вперёд