Страшное сборище

       Черти собрались на важное заседание.
       При виде этих страшилищ Яна Бибияна пробрала дрожь: черти были рогаты, тощи, длинные руки их болтались, как сухие ветви на ветру. Интересно, о чём они разговаривают?
       Взошла полная луна, но ночь была темна.
       Рваные облака закрывали ночное светило. Временами оно показывало свой ясный лик, словно бедная красавица, облачённая в тряпьё. Тогда черти поворачивали в её сторону тёмные морды, и кто-то сиплым, старческим голосом приказывал:
       — Погасите луну! Погасите луну!
       На вершину вербы с ловкостью белки взбирался старый чёрт и изо всех сил дул на луну. Чёрные облака вновь сгущались и закрывали лунный диск.
       Во тьме снова слышалось жуткое перешёптывание. Сначала Ян Бибиян ничего не мог уловить; постепенно слух его обострился, он стал разбирать отдельные слова, а потом и целые фразы.
       Черти докладывали своему главарю, кто какое зло причинил людям за минувший день и чем думает заняться завтра.
       Главарь вызывал своих подручных одного за другим.
       — Атаман убийц! — хриплым голосом взревел он. Поднялся чёрт, но не чёрный, как все остальные, а кроваво-красный. Он размахивал длинным вертелом.
       — Говори!
       Красный чёрт поведал страшные истории. Сегодня он заставил молодого человека убить своего брата, а несколько других подговорил стать разбойниками и зарезать торговца. Немало преступлений было совершено нынче по его внушению.
       — Предводитель воров!
       Вперёд вышел дьявол, хитроглазый, длиннорукий, и доложил о содеянном.
       Главарь шайки продолжал выкликать:
       — Предводитель лжецов!..
       — Вожак лодырей!..
       — Искуситель гордецов!..
       — Главный зубоскал!..
       — Руководитель пьяниц!..
       — Атаман мучителей!..
       Ян Бибиян с любопытством разглядывал чертей, внимательно вслушивался в их рассказы, стараясь ничего не упустить.
       В стороне от всех сидел погруженный в мрачную задумчивость пожилой чёрт. Глаза его были влажны, руки горестно повисли.
       Главарь обратился к нему:
       — А ты, старый Фюфюнко, что успел совершить? Ты уже не предводитель, но это не мешает тебе действовать по собственному усмотрению. Ты кому-нибудь напакостил?
       — Нет, грозный начальник. Сегодня я ничем не могу похвастаться. Мой сынишка Фют вернулся домой избитым. Я должен был его строго наказать.
       — Кто поднял на него руку?
       — Ян Бибиян, его друг.
       Услышав своё имя, Ян Бибиян выглянул из-за вербы и весь обратился в слух.
       — Мой маленький дорогой Фютик! — продолжал старый чёрт. — Сколько раз давал я ему советы, сколько раз поучал, и всё-таки он позволил человеку избить себя. У бедняжки на голове вскочила большая шишка, и она всё растёт. Но он очень привязан к Яну Бибияну, только о нём и думает. Горюет о нём, а встретиться боится. Это плохой признак. Мы провороним этого Яна Бибияна, если предоставим мальчишку самому себе. Он, чего доброго, станет хорошим парнем. Тогда мой Фютик будет достоин жалости: черти будут считать его никудышным чертёнком и отвернутся от него.
       — Ещё не поздно вмешаться! — откликнулся чей-то голос,— И Ян Бибиян скучает о своём друге. Пусть он завтра принесёт Фюту воды из Кислого родника, что бьёт из-под этой вербы. Шишка на голове чертёнка пройдёт, прежняя дружба возобновится.

       Послышалось далёкое петушиное кукареканье. Черти мгновенно исчезли. Облака рассеялись, и луна залила землю нежным голубоватым светом.
       Ян Бибиян вернулся на мельницу. Ему не спалось, а едва рассвело, он взял глиняный кувшинчик, наполнил его водой из Кислого родника и отправился к камню, где в первый раз встретил Фюта.
       — Фют, выходи! Фют, вернись! Я жду тебя! — звал он, взобравшись на камень.

 

Назад Оглавление Вперёд