Месть бондаря

       Ян Бибиян принёс Фюту воды из Кислого родника, и дружба их возобновилась.
       Временная размолвка заставила Яна Бибияна задуматься.
       Покинув родителей, забытый товарищами и даже Фютом, он почувствовал себя одиноким. Ему стало страшно. Нет, впредь он будет добрее к своему рогатому дружку...
       Однажды после весёлого дня, проведённого в бродяжничестве и сумасбродствах, Фют спросил:
       — Помнишь ли ты, Ян Бибиян, о тумаках, которыми тебя наградил бондарь?
       — Я никогда не забуду их! — последовал ответ.
       — Нужно отомстить бондарю!
       — Согласен. Но как?
       — Украдем его кур!
       — Вот здорово! — подпрыгнул от радости Ян Бибиян. — У бондаря много породистых кур, он очень дорожит ими. Курятник — за бондарней. Ну и взбесится старик!
       — Идёт! Нынче ночью мы опустошим его курятник, — заключил Фют.
       Когда погасли городские огни, Фют и Ян Бибиян направились к бондарне, которая стояла на окраине города.
       Вскоре друзья, никем не замеченные, приблизились к цели. Осторожно обогнули маленький дворик и через дыру в старом заборе пробрались во двор.
       Здесь царила мёртвая тишина. Под навесом выстроились одна возле другой кадки, бочки и бочонки. На одной из кадок лежал большой мешок. Фют схватил его и шепнул приятелю:
       — Сюда отправим кур.
       Воришки подкрались к курятнику — глинобитному старому сараю, крытому черепицей. Небольшая дверца была не заперта. Белые красавицы хохлатки мирно спали.
       — Заберись внутрь, лови кур, отрывай им головы и подавай мне, а моё дело — отправлять их в мешок! — распорядился Фют.
       Осторожно, по-лисьи, Ян Бибиян прополз в курятник. Послышалось тревожное кудахтанье, потом маленькая рука протянула через дверцу окровавленную птицу. Фют сунул её в мешок. За ней последовала вторая, потом ещё и ещё. Вскоре мешок был доверху набит курами.
       Бондарь, ночевавший в мастерской, проснулся и прислушался До него донеслось слабое кудахтанье. «Дело неладное». Бондарь встал, тихонько отворил дверь и вышел наружу.
       Заметив его, Фют бросил мешок и юркнул за курятник.
       В этот момент Ян Бибиян залитой кровью рукой протянул в дверцу очередную курицу и прошептал:
       — Последняя...
       Бондарь, стоявший там, где дежурил чертёнок, взял курицу и тоже шепотом ответил:
       — Ладно... Вылезай.
       Из дверцы вынырнула лохматая голова воришки. Он полз на четвереньках. Но не успел он встать на ноги, могучая рука бондаря, как клещи, ухватила его за шиворот.
       — Ой! — выдохнул Ян Бибиян.
       — Тс-с-с! Ни звука! — пригрозил бондарь и сжал шею бедняги так, что глаза его выкатились, а язык застрял в горле.
       Фют, видевший всё это из-за курятника, благоразумно перескочил через забор и с быстротой ветра скрылся в темноте.
       — Ой-ой-ой! Отпусти, дяденька бондарь! Я больше не буду! Это всё Фют! — хрипел Ян Бибиян.
       — Тише тише, моё дитя! — добродушно промолвил бондарь. — Не бойся, я не причиню тебе вреда. Но ты идешь по дурному пути, а я хочу направить тебя по пути добра. Иди сюда... вот сюда, моё дитя!
       Мягкий, даже сердечный тон, которым были сказаны эти слова, успокоил Яна Бибияна. К тому же бондарь держал его теперь не за шиворот, а за руку, как родного сына.
       Ян Бибиян решил воспользоваться этим и слегка дёрнул руку, рассчитывая удрать, но бондарь так стиснул его ладонь, что вырваться было немыслимо.
       — Не пытайся улизнуть. Идём со мной, идем! Из своего проступка ты должен извлечь урок. Ступай за мной!
       Бондарь привел Яна Бибияна к мастерской, где стояли бочки. Не выпуская руки Яна Бибияна, бондарь начал внимательно осматривать и выстукивать их одну за другой.
       Возле бочки внушительного размера бондарь задержался дольше.
       — Влезай! — приказал он Яну Бибияну. Тот стал вырываться.
       — Влезай, влезай, мой мальчик, не бойся. Я хочу проверить прочность этой бочки!
       Поняв, что сопротивляться бесполезно, Ян Бибиян ухватился за край бочки, подтянулся на руках и плюхнулся внутрь. Бондарь закрыл бочку крышкой и, взяв молоток, приколотил её.
       — Отпусти меня, дяденька бондарь! Отпусти! — вопил Ян Бибиян. — Я не буду воровать! Пожалуйста...
       Но бондарь молчал. Он опрокинул бочку на землю и покатил.
       Яна Бибияна швыряло от стенки к стенке, он орал во всё горло, но бочка неумолимо продолжала катиться.
       Бондарь выкатил бочку сперва на поле, потом к берегу реки и столкнул в воду. Быстрое течение подхватило её и понесло легко и плавно.
       Ян Бибиян больше не перекатывался в бочке, а лежал спокойно, как в лодке. Потом, сообразив, что бочка плывет по воде, он громче прежнего стал кричать:
       — Фют, Фют! Спаси меня! Ты всё можешь, спаси друга!.. Ой-ой, Фют!..
       А бочка плыла да плыла. Только плеск воды был ответом Яну Бибияну.
       Убаюканный мерным покачиванием бочки на речных волнах, усталый, он наконец заснул.

 

Назад Оглавление Вперёд