В царстве зла

       Ян Бибиян впал в забытье. Что-то сладостное затуманило его пустую голову, в ушах раздавался мелодичный звон. Ему чудилось, что он летит, поднимается все выше и выше, со страшной быстротой проносятся тёмные тучи. Потом стало казаться, что он плавно опускается в бездну.
       Ян Бибиян вздрогнул, открыл глаза. Неужели он спал и во сне видел себя летящим? Нет, нет... он на спине Фюта. Чертёнок стремительно летит вниз, к бездонной пропасти.
       — Где мы?
       Фют промолчал и полетел ещё быстрей.
       Но вот и пропасть. Она озарена странным синим светом. Его излучают какие-то загадочные светильники. Ведь это глаза больших окаменевших чудовищ! Слышен шум, будто шипят тысячи змей.
       Яна Бибияна охватил страх.
       — Фют! — закричал он. — Где мы?
       — Ты в нашем царстве, Ян Бибиян. Простись с прошлым. Будь послушен!
       — Фют! Верни меня на землю! К солнечному свету!
       — Молчи! — приказал чертёнок.
       — Если не повернёшь назад, Фют, я оторву тебе хвост! — пригрозил Ян Бибиян.
       Но чертёнок продолжал нестись в пространстве, озарённом светом, струившимся из глаз чудовищ. Шипение становилось всё страшней и страшней.
       Ненависть и гнев закипели в сердце мальчика. Впервые в глиняной голове его возникли дорогие черты матери, доброго отца. «Сохраняй надежду, будь душою смел...» — пришли ему на память слова вороны, которая так часто кружила над ним.

       Он вцепился в хвост чертёнка, вырвал его, как сорняк, и что было силы хлестнул Фюта по голове.
       Чертёнок взвыл и стал метаться из стороны в сторону, чтоб сбросить с себя всадника, но тот, держась за шею чертёнка, продолжал безжалостно бить его.
       — Поворачивай обратно, или я обломаю тебе рога! — кричал мальчик.
       Чертёнок извивался под ним змеёй и наконец, изловчившись, сбросил Яна Бибияна со спины. Внизу темнела мрачная пропасть. Отовсюду торчали острые рога чертей.
       «Конец!» — решил Ян Бибиян и закрыл глаза. И опять вспомнил он печальную чёрную птицу.
       — Помоги мне, милая ворона! — прошептал он. — Га-га-га! И в тот же миг очутился на спине чёрной вороны.
       — Ласковая птица, дорогая сестра, спаси меня! Верни меня на родную землю! — сквозь слезы шептал он, ухватившись за шею птицы.
       Трижды прокаркав «га-га-га», ворона влетела в огромные ворота, раскрывшиеся, как гигантская пасть, и Ян Бибиян оказался в большом зале. Пол, потолок и стены зала были из чёрных зеркал.
       Посреди зала стоял чёрный трон. Ворона села на его ступеньки. Ян Бибиян спустился со спины птицы па пол.
       — Это трон страшного волшебника Мирилайлая, — промолвила ворона. — Я его пленница. Я в его власти.
       Мальчик горько заплакал. Он гладил и целовал чёрную птицу. Она смотрела на него ласково и печально.
       — Молчи! — шепнула ворона. — Молчи, не падай духом и знай: пока хвост чертёнка в твоих руках, ты не погибнешь. Понял?
       — Да...
       — Помни: когда я понадоблюсь тебе, позови меня. Прощай! Ворона, казалось, растаяла в воздухе.
       Ян Бибиян остался один-одинёшенек в огромном зале из чёрных зеркал, как букашка, попавшая в большую чёрную коробку.
       Крепко зажав в руке хвост чертёнка, мальчик бродил по залу. Его мучила жажда. Где взять глоток воды?
       Но что это? Из зеркальной стены на него в упор смотрела страшная мёртвая рожа. Мурашки поползли по спине Яна Бибияна. Он мотнул головой — мёртвая рожа повторила его движение.
       «Это моя новая голова!» — пронизала Яна Бибияна страшная догадка.
       Он совсем забыл, что на плечах у него глиняная голова! Ах, недавно на месте этих тёмных отверстий блестели его живые глаза, алели губы, сверкали два ряда белых зубов.
       Бедняга упал на пол и горько заплакал.
       — Черти проклятые, отдайте мою голову! — кричал Ян Бибиян. — Верните мою живую, мою красивую голову!..
       Он колотил ногами и катался по полу, потом вскочил, опять посмотрел на себя в зеркало. Но на его плечах сидела уже не глиняная голова, а... ослиная морда с длинными ушами. Обезумев, он кинулся к другой зеркальной стене — оттуда на него смотрела собачья голова.
       Ян Бибиян метался от зеркала к зеркалу и в каждом видел себя с другой головой: то с козлиной, то с кошачьей, то с обезьяньей, то с лисьей, то с головой ящерицы, змеи, жабы.
       В отчаянии Ян Бибиян стал бить хвостом чертёнка по чёрным зеркалам.
       Они с грохотом разлетались на большие куски, которые тотчас возвращались на свои места, и зеркала принимали прежний вид.
       Долго хлестал Ян Бибиян по страшным зеркалам; обессилев, он упал па пол и заснул.

 

Назад Оглавление Вперёд