Ян Бибиян находит свою голову

       Когда глиняное тело Калчо высыхало, он спешил окунуться в реку, иначе оно покрывалось трещинами. И, хотя кровь из них не шла, они были очень болезненны.
       Ян Бибиян и Фют следили за каждым движением Калчо. Мальчик был радостно взволнован: его, Яна Бибияна, собственная голова, некогда такая лохматая, выглядела очень аккуратной: волосы причёсаны на гладкий косой пробор, лицо чисто умыто, добрые глаза смотрят спокойно.
       — Удобный случай вернуть твою голову, Ян Бибиян, — шепнул Фют. — Отдай мне хвост, и я всё устрою. Торопись! Калчо пробудет в воде недолго.
       — Поклянись самой страшной клятвой, Фют, что не обманешь меня!
       — Клянусь адом и его рогатыми обитателями!
       — Поклянись именем своего отца...
       — Клянусь именем моего отца, старого Фюфюнко!
       Ян Бибиян достал из-за пазухи хвост чертёнка, вырвал из него волос подлиннее и протянул хвост Фюту.
       Чертёнок приставил его на прежнее место, к незажившей ране, и он мгновенно прирос. Фют преобразился. Кожа его стала блестящей, заплесневевшие рожки почернели и поднялись кверху, в глазах появился весёлый блеск.
       Фют взвизгнул бы от радости, не закрой ему Ян Бибиян ладонью рот:
       — Спугнешь Калчо!
       — Спасибо, Ян Бибиян, тысячу раз спасибо! Но, признаюсь, если бы ты не выдернул из моего хвоста волосок, я не отплатил бы тебе добром за добро...
       В это время Калчо бросился в воду, окунулся и фыркнул от удовольствия.
       — Раздевайся! — шепнул чертёнок.
       Ян Бибиян сбросил с себя одежду. Волосом из хвоста чертёнка он обвязал себе кисть руки, чтоб Фют не украл его, а букет Лианы прикрыл рубахой.
       — Я готов...
       — Вперёд! — крикнул Фют, прыгая в реку.
       Калчо, плывший к берегу, испуганно оглянулся и повернул назад, но Фют уже схватил его за ногу.
       — Пусти, пусти меня! — умолял Калчо. — Oй-ой-ой! Я размокну, я раскисну, я утону...
       Ян Бибиян кинулся на помощь Фюту и, схватив Калчо за плечи, погрузил в воду...
       Глиняное тело Калчо начало обмякать. Он жалобно просил о пощаде.

       Вдруг голова Калчо и голова Яна Бибияна отделились от своих тел, Фют быстро поменял их местами, и Ян Бибиян выскочил из воды: на его плечах красовалась его прежняя голова. Калчо, к которому прилепилась глиняная голова, остался в воде. Взгляд его, полный печали, был устремлён на Яна Бибияна. Тому стало жалко бедного Калчо, так долго хранившего его голову.
       — Фют, спасём его!
       — А на что он нам?
       — Я приказываю, Фют!
       Фют поднял безжизненное, размякшее тело Калчо и вынес на берег. Оно лежало на траве неподвижное, с бессильно раскинутыми руками. Глаза глиняного мальчика с мольбой смотрели на Яна Бибияна.
       Он взял букет Лианы и помахал им над Калчо. В чашечках цветов сохранились капельки живой воды, и она тонкой пыльцой опустилась на глиняное тело. Оно вздрогнуло, а через минуту Калчо поднялся на ноги и со слезами на глазах стал обнимать своего спасителя.
       — Спасибо, Ян Бибиян!.. В моих жилах движется кровь, жизнь проснулась в моем теле. О, как бьётся моё сердце! Благодарю тебя!..
       Ян Бибиян был счастлив. Ещё бы! Он нашёл свою голову и стал самим собой. Мир открылся ему заново. Он перешагнул черту, отделяющую зло от добра.
       Желание скорее вернуться под отчий кров с новой силой овладело Яном Бибияном.
       Он протянул чертёнку волос, вырванный из его хвоста:
       — Ты свободен, Фют. Наши пути разошлись навсегда. Теперь я знаю, что такое зло. У меня есть силы для борьбы с ним... Не вздумай искушать меня — ты будешь побежден! И опять лишишься хвоста!
       Фют схватил протянутый ему волос и исчез.
       Ян Бибиян и Калчо остались вдвоем. Вдали возвышалась знакомая гора. Там, у её подножия, среди зелёных полей белел их родной городок.
       — Мама, я возвращаюсь! Я иду к тебе, отец! — взволнованно крикнул Ян Бибиян.
       Он взял Калчо за руку:
       — Идем!..
       — Славный мой отец гончар! — промолвил Калчо. — Я тоже возвращаюсь к тебе! Буду твоим верным помощником, опорой на старости лет.
       Оба торопливо зашагали к родному городку.

 

Назад Оглавление