Прийма Алексей - Мир наизнанку.

Летающая над домами

Наш современник известный экстрасенс В. Сафонов овладел после долгих тренировок способностью выходить из собственного тела.

"Когда я впервые вышел за пределы периферии своего тела и затем даже трехмерности, для меня исчезла граница между знаниями и верой, - пишет он. - И то и другое как бы объединились, взаимно дополняя друг друга. Возникло странное ощущение - сознание того, что наш мир, видимый, ощущаемый всеми чувствами, существует рядом с каким-то параллельным миром! Где-то в нем, "параллельном", программируется, отражается, формируется и отпечатывается все сущее на Земле, наш мир".

У В. Сафонова сначала открылись экстрасенсорные способности, и он, используя их, принялся лечить людей методами биоэнергетических воздействий. Лишь спустя очень долгое время ему удалось совершить почти фантастический "трюк" - выйти из собственного тела.

В жизни моей давней сотрудницы Анны Малышевой все произошло наоборот. Сперва она - поначалу с неподдельным ужасом! - начала время от времени покидать собственное тело. А экстрасенсорные способности открылись у нее много позже. Внетелесные путешествия, или астральные полеты, произвели на Малышеву столь ошеломительное впечатление, что она принялась вести дневник, в котором описывала все, что с ней происходило.

Существует великое множество сообщений о том, что подобные полупрозрачные двойники частенько наблюдались самыми разными свидетелями возле тел скончавшихся людей.

В настоящее время Малышева занимается лечебной практикой. Целительство стало главным предметом ее жизненных интересов. При встречах со мной она много и увлеченно рассказывает о своих успехах на данной стезе... Доверяй, но проверяй, как говорится. В ответ на ее темпераментные рассказы, окрашенные подчас бурными эмоциями, я тут же сухо требую от Анны предоставить мне номера домашних телефонов людей, которых она, по ее словам, излечила. Без малейших колебаний Малышева сообщает мне во множестве нужные номера. Я созваниваюсь с отдельными ее пациентами и, переговорив с ними, всякий раз убеждаюсь в правдивости рассказов Анны.

Смело могу утверждать, она - не наглая шарлатанка, прикидывающаяся опытной знахаркой, а экстрасенс-биоэнергетик, действительно излечивающий людей от тяжких недугов. Все отчеты Малышевой о ее лечебной практике полностью правдивы.

Отсюда я делаю вывод, что должны быть правдивы и ее сообщения о внетелесных путешествиях. Любопытно, что она настаивает на одной важной лично для нее детали: экстрасенсорные способности открылись у нее благодаря именно и только таким путешествиям, стали как бы их результатом, следствием.

Подробный, излишне, может быть, многословный дневник о своей лечебной практике Малышева начинает с описаний ее астральных полетов. Как-то раз она передала дневник мне для ознакомления, и он застрял в моем доме на пару недель. Читая и перечитывая его страницы, я вдруг поймал себя на ощущении, что Анна кое-что умалчивает, недоговаривает, повествуя в дневнике о своих внетелесных путешествиях.

Я созвонился с ней и в очередной раз пригласил к себе домой в гости. Приглашая, держал на памяти тот факт, что познания Малышевой в мире аномальных явлений были крайне скудными. Они сводились к сведениям о тех или иных методах биоэнергетического воздействия на людей. Когда у Анны внезапно открылись экстрасенсорные способности, она накупила ворох брошюр по экстрасенсорике. Потом, дабы пройти соответствующую выучку, окончила курсы, которые вела ее согорожанка Джуна Давиташвили, москвичка, всероссийски известный экстрасенс...

Едва Малышева вошла в мою квартиру и, пройдя в комнату, расположилась там в кресле, я сразу сказал ей:

- Анна, я собираюсь коротко описать ваши внетелесные путешествия в своей новой книге.

- Ой! - испуганно воскликнула она, всплескивая руками. -

Не надо делать этого!

- Но почему?

- Да вам все равно никто не поверит. Сочтут, что я - сумасшедшая. Внетелесные путешествия... С точки зрения здравого смысла такого просто не может быть. Это же какой-то бред! Засмеют ваши читатели и вас, и меня.

- Однако у вас был опыт таких путешествий. Не правда ли?

- Да. Был. Но об этом, кроме меня, знаете только вы, - проговорила тихим голосом Анна. Затем, потупив взор, сообщила с унылой безнадежностью: - Кстати, я по сей день так и не знаю, поверили вы моим рассказам или же не поверили.

- Слушайте внимательно, - сказал я требовательным тоном. - К вашему сведению, феномен внетелесных путешествий - очень распространенное в мире явление. В самых разных странах о нем написаны и изданы десятки книг.

На лице Малышевой появилось изумленное выражение.

- Значит, я - не одна такая? Ну, умеющая вылетать из своего тела?

- Таких людей - десятки, даже сотни.

- Вот это да! - ахнула Анна.

А я прошелся по комнате к книжному шкафу, снял с одной из его полок дневник Малышевой и раскрыл его на первой странице.

- Вот вы описываете здесь, как все это началось у вас, - обронил я, тыча указательным дальнем в раскрытый дневник. - Расскажите-ка мне еще раз, как было дело.

- Но ведь в дневнике все описано, - возразила Малышева в ответ.

- Делайте, что вам говорят, - властным тоном распорядился я. - Рассказывайте. Если я прошу вас об этом, то, значит, есть у меня какие-то свои особые соображения.

Анна на мгновение задумалась.

- Ну... Все произошло на рассвете, - начала свой рассказ она. - Я уже почти проснулась, но еще, так сказать, не до конца, не совсем. Приоткрываю затуманенные сном глаза и вижу прямо перед своим собственным носом потолок. Я так удивилась этому, что последние остатки сна тут же слетели с меня. В полном ошеломлении стала озираться по сторонам. И - о, ужас! Вижу, внизу на постели лежит рядом с моим спящим мужем какая-то женщина. Глаза у нее закрыты. Она спит. Вгляделась я в ее лицо и совсем уж обалдела.

- Зависнув под потолком, вы увидели внизу на постели свое собственное тело, - констатировал я.

-Да, его! И, увидев, впала в состояние полной кромешной паники. В тот момент я решила, что умерла. Я - человек глубоко верующий. Моя душа, решила я тогда, покинула мое тело. Значит, я умерла!!! Это была самая страшная мысль, самое жуткое переживание из всех, какие я когда-либо испытывала в своей жизни.

- А дальше что?

- Потом я вдруг медленно и плавно опустилась вниз. Мягко, как в пуховую подушку, вошла в свое тело, полностью слилась с ним... Тут же села на кровати, свесив ноги на пол. Сердце в груди колотилось как бешеное. А мой муж, лежавший на той же кровати возле стены, спокойно спал, тихонько посапывая.

Я спросил:

- Когда произошел ваш следующий выход из собственного тела?

- Через пару дней. И опять на рассвете - на границе между явью и сном. Разумеется, я опять перетрусила, но уже значительно меньше... А в последующие дни такие выходы из тела стали случаться по утрам почти ежедневно. Поначалу я очень боялась отлетать далеко от своего тела. Парила, кувыркалась в воздухе под потолком комнаты, все более и более привыкая к своему новому полупрозрачному облику и новым ощущениям, связанным с моим умением летать.

Глядя в раскрытый дневник Анны, который я держал перед coбой в руках, я сказал:

- И вот однажды вы собрались с духом и вылетели из окна своей квартиры на улицу. Причем вылетели прямо сквозь оконное стекло, которое не оказалось для вас преградой.

Малышева заулыбалась.

- Вы даже не представляете себе, - молвила восторженным голосом она, - какое это прекрасное ощущение - свобода полета над домами, над городскими улицами!.. Летая, я с любопытством заглядывала в окна домов. Видела, что в одних квартирах люди еще спят, а в других уже проснулись. Занимаются своими обычными утренними делами, готовясь к уходу на работу.

- Скажите, пожалуйста, не происходило ли с вами чего-нибудь необычного, экстраординарного во время ваших полетов?

- Нет. Ничего.

Долгим испытующим взором я уставился на Малышеву.

- Очень не люблю задавать наводящие вопросы, - произнес с подчеркнутым недовольством в голосе. - Однако сейчас придется задать два таких вопроса. Анна, в описаниях полетов, сделанных в вашем дневнике, есть недомолвки, недосказанности.

- Не понимаю, о чем вы говорите, - обронила Малышева, делая удивленные глаза.

- Я говорю об экстраординарном, неожиданном, которое должно было непременно наблюдаться вами в ходе ваших полетов... Сейчас я задам вам два наводящих вопроса. Если вы не сможете ответить на них, я сочту - не обижайтесь! - все ваши рассказы о полетах пустыми фантазиями, бреднями. И в этом случае, даю слово, не буду упоминать в своей новой книге о вас, о вашем случае... Вопрос первый. Сколько раз в ходе ваших полетов происходило редчайшее явление, когда кто-то из жильцов квартир, мимо окон которых вы пролетали, видел вас за окном?

Анна слегка приоткрыла рот. Ее глаза округлились.

- А что? - осторожно поинтересовалась она. - В книгах о таких полетах, про которые вы упоминали, говорится и о том, что отдельные люди видели летающих астральных двойников?

Я вздохнул. Потом сказал:

- Вы не ответили на мой вопрос. Отвечайте! Только честно!

- Да я просто боялась упоминать об этом факте в своих дневниковых записях! - воскликнула Малышева с отчаянием. - Напиши я там всю правду до конца, и вы, прочитав написанное, точно решили бы, что я - психическая... Хорошо. Говорю как на духу.

Много раз я пролетала мимо окон квартир, находившихся на разных этажах. Заглядывала в окна. И никто - понимаете, никто! - из жильцов тех квартир не видел меня. Но вот однажды...

- Что - однажды?

- Подлетаю к одному окну. Вижу, стоит на кухне мужчина лет сорока в трусах и майке. Стоит возле окна с электробритвой в руке. Бреется... Вдруг у него буквально отвисла челюсть, а бритва вывалилась из руки, упала на кухонный стол. Мужчина наклонился вперед, перегибаясь телом через узкий кухонный стол, и почти уперся носом в оконное стекло, в упор глядя на меня. На лице у него была маска величайшего удивления... Он увидел меня!

- А еще кто-нибудь видел вас в сходных обстоятельствах?

- Был второй такой случай. Он же - последний. Через несколько дней меня увидела одна маленькая девочка. В отличие от того мужика с электробритвой, она не испугалась, а, напротив, очень обрадовалась, заметив в окне "летающую тетю". Подбежала к окну и стала смотреть на меня с радостной улыбкой. Я помахала ей рукой и улетела прочь... А все прочие люди ни разу меня не видели! В чем тут дело? Почему все они подряд не видели меня, а мужик с бритвой и маленькая девочка вдруг увидели? Не пойму. Не знаю.

- Никто не знает этого, - согласился я. - Но ваши описания очень характерны. Одни люди, крайне немногие, почему-то могут видеть призрачных двойников людей, а другие не могут.

И я кратко пересказал Анне историю про исландского этнографа А. Гримбла и констебля. Этнограф видел призрака на дороге, ведущей в Ужасное Место, а констебль не заметил его. Покончив с пересказом истории, я сказал:

- Задаю второй наводящий вопрос. Серебристый светящийся шнур.

Произнеся это, я умолк, не прибавив к сказанному ни единого слова.

Малышева опешила.

- Так вы и про светящуюся веревку знаете? - осведомилась она.

- Знаю.

- Что? И про нее тоже пишут в тех книгах, где описаны внетелесные путешествия?

-Да.

- Ну, слава Богу! - молвила Анна облегченно. - А я и про эту веревку тоже боялась упоминать в своем дневнике. Если со стороны взглянуть, ситуация выглядела совсем уж дикой, бредовой. Как бы далеко ни отлетала я от своего дома, тянулась за мной бесконечная тонкая светящаяся веревка. Во время полетов я все время осознавала себя находящейся на поводке. Это и был поводок, потому что веревка отходила в сторону от моей шеи - от ее задней части, что под затылком. При этом я не ощущала петли на горле. Веревка как бы "произрастала" прямо из моей шеи.

Вскинув вперед и вверх руку, я жестом прервал Анну и заговорил лекторским тоном:

- Американский исследователь Л. Уотсон пишет, что в сообщениях о внетелесном опыте упоминается одна деталь, не имеющая эквивалента в нашем обычном мире. Ее описывают как "эластичную струну", "серебристый шнур", "световую спираль", "тонкую светящуюся ленту", "дымчатую нить". Интересно, что эту самую струну описывают в сущности одними и теми же словами врачи, водопроводчики, музыканты, фермеры, рыбаки, вдруг осознавшие себя "летающими". В подавляющем большинстве они никогда ранее не слышали о феномене астральных путешествий. В некоторых рассказах говорится, что серебряная нить соединяет лоб человеческого тела, покинутого его двойником, с шеей бесплотного существа. Стало быть, светящаяся нить выходит из тела в области шишковидной железы, иначе называемой "третьим глазом"... Да, кстати, меня интересует еще один вопрос, связанный с вашими ощущениями во время полетов. Кем вы ощущали, осознавали себя?

- Полноценной личностью, - последовал немедленный энергичный ответ. - Я была полупрозрачной, невесомой, но пребывала в полном и ясном сознании... Впрочем, было у меня одно попутное ощущение, довольно-таки странное, пугающее.

- Какое?

- Нечто вроде чисто интуитивного, внесознательного знания.

Я ощущала себя находящейся на грани между жизнью и смертью. Я четко знала, что, если вдруг оборвется светящаяся веревка, связывающая меня с моим телом, я больше не смогу вернуться в тело.

- Другими словами говоря, - уточнил я, - вы осознавали себя кем-то вроде призрака, привидения.

- Точнее не скажешь! Я и была привидением. Единственное, что мешало мне стать настоящим, полноценным, так сказать, привидением, так это та тонкая светящаяся веревка, что связывала меня призрачную с моим физическим телом.

Я захлопнул дневник Анны Малышевой, который держал в руках, и проговорил неторопливо, завершая разговор с Анной:

- Итак, подведем черту. Ваш личный опыт со всей убедительностью показывает, что из живого человека может выделяться его полупрозрачный энергетический двойник. Он связан с человеческим телом тонким серебристым светящимся шнуром. По непонятным причинам отдельные редкие люди могут видеть такого двойника, а большинство людей не способно разглядеть его... По вашим внесознательным интуитивным ощущениям, астральный двойник человека - это особая форма существования человеческой личности. Назовем ее условно пограничной. Она обретается где-то на зыбкой грани между нашим миром и миром потусторонним. Если оборвать серебристый шнур, связывающий двойника с телом человека, последний тут же умирает. А двойник или, скажем осторожнее, то, что находится внутри двойника, переселяется в иной мир, загробный... Хотите ли вы добавить что-нибудь к обрисованной мной с ваших слов картинке?

Анна Малышева молчала несколько секунд, обдумывая услышанное.

- Нет, - решительно возвестила она наконец. - Лично мне добавить к сказанному нечего.

Молчуны с того света

У привидений есть одна препакостнейшая привычка, которая сильно раздражает меня. Многие выходцы из могильной тьмы молчат, будто воды в рот набрав. Нет никакой возможности получить от них хоть какие-нибудь сведения о тех или иных приметах, характерных особенностях грандиозной загробной цивилизации. В том, что по ту сторону смерти активно функционирует нечто вроде чрезвычайно высокоразвитой цивилизации, нет у меня никаких сомнений.

Некие грандиознейшие сложнейшие процессы, о сути которых мы не можем даже строить догадки, совершенно определенно протекают там. И те, кого мы называем выходцами из посмертной реальности, наверняка служат какими-то "винтиками", "элементами" уму непостижимых "загробных" процессов. Они что-то знают о них. Пускай, допустим, знают мало, даже очень мало, а все-таки знают!

Но предпочитают помалкивать о своих знаниях. Им запрещено Неведомым, Запредельным делиться с живыми людьми секретами загробной жизни.

Церковный деятель Вильгельм Нубриг, живший в двенадцатом веке в Англии, рассказывает о частых визитах привидения одного умершего мужчины. Призрак покойного, не произносивший ни единого слова, регулярно навещал свою жену и детей, страшно пугая их при этом. Он мог появляться не только ночью, но даже и днем. В записях В. Нубрига содержится странная фраза: "Чтобы призрак не причинил какого-нибудь вреда, нужно было поднимать страшнейший шум".

Не следует ли отсюда, что громкие шумовые эффекты, то есть форсированные акустические меры воздействия, могут служить верным средством для отпугивания привидений? Похоже, что это так. В шаманской практике, а также в ритуалах африканских колдунов используется по сей день тот же самый прием. После смерти человека, того или иного, шаманы и колдуны собирают своих соплеменников вокруг чума или шалаша, в котором лежит тело усопшего. И поднимают вместе с соплеменниками воистину страшный шум, иногда длящийся несколько дней напролет. Цель таких шумовых акустических воздействий - отпугнуть дух умершего, принудить его уйти навсегда в иной мир, не возвращаться снова и снова "в гости" к живым людям...

Вернемся, однако, к истории, рассказанной В. Нубригом.

Однажды вдова президента А. Линкольна пришла в фотостудию, чтобы сфотографироваться. Когда стеклянная фотопластина была проявлена, на ней обнаружился полупрозрачный призрак, стоявший позади вдовы и положивший руки на ее плечи.

Призрак при всей его расплывчатости обладал всеми характерными внешними приметами президента Линкольна.

Линкольнский епископ созвал собор для обсуждения, как поступить в данном случае, дабы навсегда отучить привидение покойного от этой его дурной привычки навещать то и дело жену и детей и пугать их своими приходами. На Соборе было сообщено, что подобные явления вовсе не редкость в Англии двенадцатого века. А единственным верным средством против упрямого, настырно являющегося вновь и вновь призрака считается сожжение трупа покойного.

По неведомым нам причинам епископ нашел такое средство неприменимым. Он поступил иначе. Написал отпущение всех грехов покойному. Могила была раскопана, гроб с телом вскрыт. И епископ лично положил бумажку, на которой было написано отпущение всех грехов, на грудь трупа в гробу.

"После этого привидение перестало появляться", - сообщает В. Нубриг.

Итальянский священнослужитель Турифор лично присутствовал в 1701 году при вскрытии одной могилы. В могиле лежал гроб с телом человека, чей призрак долгое время бесчинствовал, буянил на острове. Учиняя различные пакости живым людям, он не произносил никаких речей при этом. Был столь же молчалив, как и привидение, о котором рассказал В. Нубриг.

"При жизни это был угрюмый и неуступчивый крестьянин, - пишет Турифор. - Он был убит неизвестно кем и найден бездыханным на поле. Его похоронили, но спустя два дня после похорон покойник стал являться в дома местных жителей, производить там различные бесчинства, переворачивать мебель, тушить лампы и так далее... Самые серьезные и уважаемые люди начали жаловаться на бесцеремонного покойника. На десятый день после его погребения в часовне, где отпевали покойника перед погребением, отслужили панихиду для изгнания беса из тела усопшего. Затем тело было извлечено из могилы. Его вскрыли ножом и извлекли из груди трупа сердце. И тут вдруг все увидели, как из тела мертвеца пошел во все стороны густой дым!

Началась паника... Когда люди немножко успокоились, было принято решение предать вынутое сердце сожжению. Сердце сожгли, а гроб с телом опять закопали в землю. Однако эта мера не помогла.

Покойник продолжал посещать по ночам жилища людей. Он избивал их хозяев, рвал на них нательное белье и попутно беспрерывно опорожнял бутылки с водой, какие только имелись в том или ином доме. Это был очень странный призрак: казалось, его мучает неутолимая жажда... Так странствовал он из дома в дом.

Жители были в ужасном смятении. Целые семейства покидали свои жилища и переселялись с пожитками на городскую площадь. Другие, из тех, кто побогаче, - совсем выехали из города со всем своим скарбом... Горожане ходили процессиями по улицам и взывали к Богу о помощи.

Наконец они решили совсем сжечь труп, призрачный двойник которого не давал им спокойно жить. Был приготовлен смоляной костер на берегу острова. 1 января 1701 года труп был извлечен из гроба и сожжен на этом костре.

И призрак перестал являться.

Видел молчаливого призрака и Могилевский митрополит Платон, живший в прошлом веке.

"В моей жизни, - вспоминает преосвященный, - был один случай, когда я видел тень другого человека живо и отчетливо! Это было в тридцатых годах девятнадцатого века, когда я состоял инспектором Санкт-Петербургской духовной академии. У нас был в числе других студентов Иван Крылов из орловской семинарии. Учился он недурно, был хорошего поведения, благообразного вида.

Как-то раз он приходит ко мне и просит, чтобы я позволил ему, внезапно заболевшему, отправиться в больницу, что имелась при нашей академии... Проходит некоторое время, я ничего не слышу о нем, доктор ничего не говорит.

Но вот однажды лежу я на диване и читаю книгу. Смотрю - стоит Крылов и прямо смотрит на меня. Лицо его вижу ясно, но его тело было как бы в тумане или облаке. Я взглянул на него. Он... Меня передернуло! Призрак понесся к окну и скрылся. Я еще раздумывал, что бы это значило, как вдруг слышу стук в мою дверь. Входит больничный сторож и говорит мне:

- Студент Крылов Богу душу отдал.

- Давно ли? - спрашиваю я в изумлении.

- Да минут пять назад...

Вот извольте разгадать эту тайну. Все это, несомненно, доказывает нам какую-то таинственную связь между нами и душами умерших".

Фольклорист В. Зиновьев записал в Читинской области рассказ о явлении призрака в наши дни на сороковой день после смерти человека:

"Умер у нас дед. И вот на сороковой день пришел к нам в гости друг деда, чтобы его помянуть. Выпил из стакана маленько, остальное оставил и говорит:

- Это покойнику. Он на сороковой день приходит и смотрит, как тут без него живут.

Сказал это и ушел. А мы все спать легли. Вдруг часа в два ночи слышим: кто-то в дверь, что из сеней на двор ведет, сильно-сильно стучится.

Отец встал с постели, подошел к двери, спрашивает:

-Кто?

Никто не отвечает.

Потом слышим: пошел кто-то вокруг дома. Шаги было слышно хорошо. Дело было зимой. Снег под ногами у того, кто ходил, громко хрустел. Пошел он к бане, затем к сараю. Весь огород обошел. Долго-долго ходил. А потом опять шаги послышались возле дома, и опять в дверь затарабанил.

Отец снова выскочил в сени, спрашивает:

- Кто там?

Хотел было выйти на улицу, да мать его не пустила.

Утром пошли все мы следы на снегу посмотреть. А нет ничего! Никаких следов нету! А между тем снегопада той ночью не было..."

Такого рода сообщений о явлениях привидений в момент смерти человека либо относительно вскоре после нее существует немало. Вот еще одно из них, относящееся к прошлому веку:

"Священник Николай однажды посетил семейство генерала Диомида Пассека, который в то время воевал на Кавказе. За чаепитием все заметили, что отец Николай сильно возбужден и несколько растерян. На настоятельные вопросы он наконец сказал, что пришел сообщить радостную весть...

- Верно, с нашим Диомидом Васильевичем случилось что-нибудь очень хорошее, - сказал отец Николай.- Должно быть, он опять отличился и получил особенную награду, так как я странно и хорошо видел его сегодня за обедней.

- Как? За обедней вы видели Диомида?!

Призрак в белой хламиде был сфотографирован случайным свидетелем его появления на фоне развалин старинного замка в Англии.

- Случилось со мной что-то небывалое, - ответил священник. - Когда я стоял у престола, совершая тайны, вдруг престол, алтарь и все, бывшее у меня перед глазами, исчезло. Я увидал себя в дремучем лесу, совершенно мне неизвестном, в местности, какой я никогда не видывал. Передо мной были горные скалы, спуски, подъемы, пропасти. Дорога была местами как будто нарочно завалена срубленными громадными деревьями и камнями. Среди всего этого я увидал Диомида Васильевича в странной длинной белой блистающей одежде. Лицо его тоже было сияющее и такое счастливое, что и слов у меня нет описать его. С минуту он пристально смотрел на меня и вдруг стал отделяться от земли. Подымаясь все выше и выше, он исчез в пространстве, а я опять увидел себя в алтаре перед престолом Божьим. Лицо у него было такое довольное и счастливое, что, верно, с ним случилось что-нибудь особенно хорошее. Зная, как вы о нем тревожитесь, я и поспешил сообщить вам мое видение...

Рассказ священника не обрадовал семью генерала, а скорее встревожил. Вскоре затем пришла грустная весть. Храбрый генерал был убит в Ичкиринском лесу на Кавказе 11 июля 1845 года, когда наши войска ходили брать крепость Дарго..."

В конце прошлого века был опубликован дневник известного в ту пору общественного деятеля В. А. Муханова. В нем, в частности, повествовалось о явлении призрака. Случилось это в одной из западных губерний России в имении, некогда принадлежавшем знаменитому князю Зубову. Герой истории встречи с призраком, граф Сухтелен был женат на графине Зубовой, племяннице покойного владельца имения.

Однажды граф Сухтелен стоял со своей армейской бригадой недалеко от этого имения. У него возникла необходимость съездить в имение по делам службы. Приехав туда, он пожелал, чтобы ему построили недалеко от дома беседку или павильон, где он мог бы находить себе убежище от палящего дневного зноя.

Начались работы на выбранном для павильона месте. На другой день управляющий имением пришел сказать графу Сухтелену, что рано утром на том месте, где строится павильон, нашли в земле скелет рыцаря, покрытого боевыми доспехами и броней... Сняв со скелета все металлические принадлежности, Сухтелен велел положить скелет в гроб и в присутствии священника опустить с молитвой в землю на кладбище.

Вечером в тот же день граф рассматривал доспехи, рылся в книгах и пытался определить, к какому веку принадлежал воин-мертвец. Настало время сна. Оставив доспехи и книги, граф лег в постель, отпустил слугу и погасил свечу... В тихом мерцании месяца, свет которого проникал в комнату через окно, граф с ужасом увидел вскоре приближающегося к нему рыцаря. Он вздрогнул и позвонил. Вошел в комнату слуга со свечой в руке, и рыцарь тотчас исчез.

Через несколько минут слуга со свечой в руке вышел из комнаты вон. И вскоре в призрачном сиянии месяца за окном призрак появился снова. Он наклонился к Сухтелену, прикоснулся своими ледяными устами к его губам и опять сгинул.

Вероятно, он приходил благодарить графа за то, что его останки были преданы земле по христианскому обычаю...

Рассказывая об удивительном происшествии, граф всегда добавлял, что никогда раньше чувство страха не владело им в такой степени, как в эту ужасную ночь.