Прийма Алексей - Мир наизнанку.

Погоня за покойницей

История, которую вы сейчас прочитаете, написана человеком, одаренным немалым литературным талантом. Очень жаль, что он укрыл свое авторство за инициалами "Г. Н.". История читается на одном дыхании, что называется - залпом, взапой, а впервые была она опубликована в Санкт-Петербурге в 1888 году.

"Я был делопроизводителем в нашем департаменте, а директор приходился мне дядей, - сообщает Г. Н. - Обедал я у него чуть ли не ежедневно, тем более что его жена была барынька пречудесная и ко мне, холостому племяннику, относилась весьма сочувственно.

Понадобилась однажды вечером дяде справка. Не хочет ждать до будущего дня: сейчас ему подай! А справка у меня в столе в департаменте лежала, и ключ - у меня.

Дядя говорит:

- Сейчас я велю заложить лошадь. Поезжай и привези немедленно.

Нечего делать, поехал. Зимний вечер, снег, вьюга. Приезжаю.

Конечно, происходит тут же некоторый переполох. Сторож у нас из жидов был и всегда после окончания трудового дня пребывал в подпитии. Его звали Шмуль Зонн. Он засуетился, зажег сальную свечу, и отправились мы с ним на второй этаж в департамент. Ну, обстановка совершенно диккенсовского романа. Лестница огромная. Темно. От свечки даже как бы еще темнее стало - дает она только маленький круг света, а остальное - мгла самая беспросветная. В окна вьюга так и стучит: все закидало хлопьями, стекла звенят.

Я ко всему этому относился всегда поверхностно, и потому на нервы мне это не действовало... Ну, идем. Отпирает Шмуль одну дверь, другую. Вот и департамент наш - огромная карта Российской империи во всю стену, портреты государей во весь рост. Идем все дальше.

Когда мы входили как раз в ту комнату, где я, по обыкновению, занимался своими делами, показалось мне, что кто-то серый такой выходит из комнаты в противоположную дверь. Да, это просто показалось мне! И я тотчас же отогнал эту мысль, решив, что тут промелькнула тень от шевелящегося пламени нашей свечи Даже не вздрогнул, а подошел к своему столу, говорю Шмулю:

- Свети хорошенько.

Вынул из кармана ключ, отпер ящик и стал рыться в нем. Но едва я присел на стул и воцарилась тишина, как совершенно явственно послышались в соседней комнате шаги.

- Шмуль, - говорю, - там есть кто-то. А он отрицательно трясет головой:

- Никого, ваше высокородие. Извольте быть спокойны. Ну что же, думаю, это ветер, наверное. Нашел нужные бумаги, задвинул ящик и только хотел встать из-за стола, как слышу, что там не только снова слышны, шаги, но и стулом кто-то двигает.

- Шмуль, - говорю, - разве ты не слышишь?

- Слышу, - говорит. - Только это так. Извольте уходить.

- Как так? Пойдем посмотрим... Тут же он скорчил недовольное лицо.

- А ну ее, - говорит. - Ну, чего смотреть. Нехай ее!

- Да про кого ты?

- Да про бабу.

- Про какую бабу?

- Да что тут ходит.

- Что ты врешь! Какая баба? Зачем она здесь? Гони ее вон...

- Н-ну! - Он вытянул шею и повел носом. - Как ее выгонишь, коли она не живая.

- Ты опять пьян?

Фотография привидения, сделанная в Англии. В ходе тщательных научных исследований ее негатива признана достоверной.

В 1936 году фотокамера в руках посетителя одного английского поместья чисто случайно запечатлела полупрозрачное привидение высокой женщины в длинном старинном платье с капюшоном. Привидение медленно спускалось вниз по лестнице, ведущей со второго этажа в холл

Никак нет. Извольте спросить у всех сторожей. Как девять часов ударит, она и начинает стучать по всем комнатам... И ребеночек на руках...

Меня взорвала его глупость.

- Бери свечу. Идем.

И опять, едва мы вошли в соседнюю комнату, я увидел, как что-то промелькнуло в двери. "Шалишь!" - подумал я и скорыми шагами направился туда. Сзади ковылял Шмуль и все твердил:

- Оставьте, ваше высокородие, ну что она вам! В третьей комнате я уже ясно видел, как между столов, торопясь и путаясь, шла невысоконькая худенькая бабенка в платке на голове, кацавейке и с чем-то завернутым в одеяло в ее руках.

- Что тебе надо? Пошла вон! - крикнул я. Она на мгновение остановилась. Испуганно оглянулась и затем, быстро семеня ногами, пошла по анфиладе темных комнат прочь. Я пошел за ней.

- Стой! Постой! Кто ты? Как попала сюда?

Но она не оборачивалась, не останавливалась. Я же решил остановить ее во что бы то ни стало. Я знал, что загоню ее в последнюю комнату, откуда нет выхода.

Однако тут-то и произошел казус. Она, очевидно, прошла сквозь запертые двери. За мгновение до этого я видел ее в дверях и так близко, что почти дотрагивался руками по ее плеч. А через мгновение мои руки встретили наглухо запертые створки, и больше ничего.

У любого фотоаппарата есть одна специфическая особенность. Он способен "захватывать", улавливать, воспринимать некоторую часть низкочастотного инфракрасного излучения, недоступного человеческому взору. Не там ли - в инфракрасной области спектра - обретается мир "энергетических сущностей"?

В центре этой старой фотографии - полупрозрачное привидение женщины. Оно висит в воздухе над могильной плитой, под которой покоится ее тело. Визуально не наблюдалось. Справа и слева от призрака стоят две подруги покойной, пришедшие на кладбище навестить ее могилу.

Холодный пот выступил у меня на лбу. Я растерянно взглянул на Шмуля.

- Ну! - сказал он совсем хмуро. - Ну и что, взяли? Охота вашему высокородию со всякою, можно сказать, мерзостью возиться!

- Шмуль, да это что же?.. - спросил я.

- Ну, если она толчется тут каждый вечер, значит, так надо, - принялся философствовать тот. - Значит, ее не принимает земля...

- Ты ее часто видишь?

- А кто ее не видит? Ее все писаря видят, что внизу живут. Она у них все по коридору ходит... Она и теперь там...

- Что за чепуха! Зачем же?..

Он пожал плечами.

Вьюга забила в стекло как-то особенно яро, снег просто так и рвался в окна. От наших фигур две огромные тени шевелились на стенах, цепляясь головами за потолок...

- Столоначальник Афтыкин два раза видел ее, - заметил мой спутник. - И даже бежал от нее в испуге.

Я прошел в дежурную комнату выпить от волнения стакан воды. Дежурный чиновник Поклепкин сердито расписывался в книге насчет получения какого-то пакета от курьера.

- Вот мы опять ее видели, - сказал Шмуль дежурному, зажимая пальцами пламя свечи.

- Изволили видеть? - обернулся ко мне Поклепкин. - А каково-с дежурить? На прошлой неделе она явилась сюда, в дежурную комнату, с младенцем на руках. Никифоров так и грянулся на пол...

- Однако же это дело надо исследовать, - заметил я.

- Да как вы его исследуете? Ходит видение из загробного мира и смущает. Что же тут поделать? Разве молебен отслужить? Но в таких случаях и молебствие не помогает. Ведь это не наваждение, а просто покойник...

- Нет, это надо разрешить как-нибудь, - настаивал я.

- Премного обяжете. А то дежурить невозможно. Помилуйте, ведь всем видимо. Курьеры - и те видят. Младенцы даже лицезреют. Намедни семилетний сын Логина Иванова видел... Просто хоть переходи в другое ведомство.

Когда спустя полчаса я рассказал все происшествие в гостиной моего дяди, где собрался кружок обычных знакомых, мне не поверили. Даже подняли меня на смех. Тогда я предложил всем убедиться - пойти ночью в наше министерство и удостовериться. Среди хохота и шуток начали составляться пари и заклады. Определен был и день для исследования.

Я предварительно собрал подробные сведения о том, где по преимуществу является это странное существо. Оказывается, что ежедневно, между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи, оно блуждает по длинному коридору, по обе стороны которого расположены квартиры писарей и курьеров, и качает на руках своего ребенка. Если кто-либо показывается в коридоре, женщина выжидает его приближения и затем начинает уходить всегда в одну и ту же сторону, откуда перед этим приходит.

Собралось нас пять человек, пожелавших поймать призрак во что бы то ни стало. Кроме того, я выбрал двух сторожей поздоровее, в том числе Шмуля, и снабдил их фонарями.

Мы собрались в десять вечера в свободной комнате, где жильцов не было, поставили ломберный стол и уселись за преферанс. Уже это одно обстоятельство указывало на то, насколько скептически мы относились к самому факту появления призрака. Немало было смеха по поводу шпаги, которую я принес с собой и поставил в угол. Спрашивали, отчего я не взял револьвера, говоря, что надворному советнику приличнее всего таким оружием сражаться с какою-то бабою, посещающею коридор с курьерами и писарями. В углу были сервированы водка и закуска.

Ну, словом, было очень весело ровно до той минуты, когда Шмуль, тихо стоявший у двери настороже, шепнул:

- Идет!

Карты посыпались у нас из рук. Почти все мы побледнели. Я схватил шпагу и насторожился. Сердце выколачивало барабанную Дробь. Сторожа взяли фонари. Шмуль, подглядывавший в дверную щелочку, сказал:

-Близко!.. Слушайте...

Мерный стук шагов раздавался явственно и гулко по пустому коридору. Слышно было, что кто-то идет неторопливо, неуверенной походкой.

Истребитель "Спитфайтер" - самый знаменитый самолет ВВС Англии в годы Второй мировой войны. После окончания войны был снят с производства.

Однако в течение многих лет уже после окончания боевых действий люди, жившие в окрестностях британской авиабазы Биггин-Хилл, утверждали, что часто слышали здесь по ночам характерный вой пикирующего "Спитфайтера". Были свидетели, наблюдавшие в дневное время (!) летевший в небе "Спитфайтер" - призрачный, полупрозрачный. Он проносился над землей всегда только на бреющем полете. Некоторые из свидетелей ясно, по их словам, видели, что в кабине призрачного самолета сидит пилот (!) - тоже призрачный.

Привидение человека - такое явление можно как-то понять и даже объяснить... Но привидение самолета, то есть рукотворного предмета крайне сложной конструкции?! Перед таким неслыханным явлением полностью пасует здравый разум.

Шмуль обратился ко мне и сказал:

-Ну!

Сжимая эфес шпаги, я распахнул дверь и сделал шаг в коридор.

Она была в двух шагах от меня. При моем появлении женщина сразу остановилась. Свет от фонаря падал на ее старый клетчатый платок, от которого ложилась на лицо густая тень, но и лицо было видно - бледное, со впавшими щеками и лихорадочным взглядом. На ее руках шевелилось что-то завернутое в тряпки.

Она смотрела на меня исподлобья. Черты ее лица точно колыхались, то расплывались, то выступали ясно...

С минуту мы молча стояли друг перед другом. Наконец я овладел собой и сделал шаг к ней. Она быстро повернулась и пошла прочь.

- Свети! - крикнул я и кинулся следом за нею.

Но и она побежала.

Свет прыгал возле меня и ясно освещал ее спину - старую полинявшую кацавейку. Ее ноги шлепали быстро, стуча башмаками. Я видел их. Они были без чулок - худые, посиневшие, башмаки свободно хлябали на них; я видел ее круглую пятку...

Она выбежала на черную лестницу и стала подниматься наверх. Удивительно, как она не теряла своей обуви, прыгая через три ступеньки, так что мы едва поспевали за ней. Вот один поворот, другой, третий. Она бежит все выше, мы задыхаемся, но тоже бежим - нельзя же потерять ее из виду. Вот и четвертый этаж, последний. Я один опередил всех и все еще вижу ее. Она бежит еще выше, но куда же? Последний поворот, и я наткнулся на какую-то дверь. Дальше хода нет.

Вот подбегает ко мне и Шмуль с фонарем. Это дверь на чердак. У двери - никого. Вокруг голые стены. На двери висит огромный замок. Все мы столпились. Что же делать? Послать за ключом, натурально.

Бегал за ним Шмуль минут десять, не меньше. Долго возились, пока открыли тугой замок. Вот и отворилась дверь. Не поздно ли?

Обыкновенный чердак, красные кирпичи по стенам, запах затхлости и пыли. Мы вошли на чердак, огляделись по сторонам.

- Да-а-а! Много найдете! - сказал кто-то... А она, вижу, стоит неподалеку и смотрит на нас. Я опять кинулся к ней. Она вновь повернулась и пошла прочь. Бежать уж неловко: пол кирпичный, неровный. Да и она не торопится, идет в трех шагах впереди от нас.

Дошла она до одного угла. Остановилась, опять обернулась к нам и прижалась спиной к стене. Шмуль поднес фонарь к самому ее лицу. Она отклонилась от фонаря и вдруг точно стала уходить в стену, словно бы вдавливало ее что-то туда. И тут же на глазах у нас ушла совсем, и осталась только кирпичная стена, и ничего больше.

Долго мы стояли молча.

- Что же делать?.. Что там за стеной? - спросил я. Смотритель объяснил, что там стена соседнего дома. Тут только я заметил, что у меня в одной руке - шпага, а в другой - мелок: я как собрался записывать преферансный ремиз, так и не выпустил его из рук. Я начертил мелком большой белый крест на том месте, куда она ушла в стену, и мы стали спускаться по лестнице вниз.

Вот и весь мой рассказ.

Но самое удивительное впереди. Я настоял, чтобы под моим крестом вынули ряд кирпичей из стены. Постройка была фундаментальная, крепостная. На высоте аршина от пола найдено было пустое пространство в стене. Там лежали кости женского скелета. Платье истлело, остались только башмаки. Детского скелета не было. Доктор заявил, что костям не менее полустолетия.

По моей просьбе священник отпел кости, и их похоронили за мой счет. Никакие привидения не показывались более в нашем министерстве".

Неугомонные призраки

Пытаясь как-то объяснить ежевечерние брожения привидения по помещениям департамента, сторож Шмуль философски заметил:

- Ну, если она топчется тут каждый вечер, значит, так надо. Значит, ее не принимает земля...

Похоже, не принимает земля, а точнее говоря, потусторонняя реальность, и душу другого человека, о котором уже упоминалось на страницах моей книги. Я толкую о Григории Распутине.

В "Московском комсомольце" от 18 февраля 2000 года была опубликована огромная статья о нем. Она начиналась такими словами: "Существуют в истории люди-сфинксы. Сколько ни пиши о них, ни изучай жизненный путь - все равно тайна остается. Григорий Распутин из их числа. До сих пор в родной распутинской деревне хранят вещички, к которым приложил руку Григорий Ефимович и которые, по мнению местных жителей, обладают чудодейственной силой. В питерской квартире "старца" на Гороховой, наоборот, шалят злые духи..."

Эта знаменитая в свое время квартира на Гороховой, 64, оплачивавшаяся лично ее величеством, была некогда настоящей "общественной приемной". Ежедневно сюда наведывалось чуть ли не до четырехсот человек, просителей к "старцу". Распутин проживал здесь с 1914 по 1916 год...

"В советское время, - сообщается в газетной статье, - квартира № 20, что на третьем этаже, привлекала внимание интуристов. А потому дом, парадное поддерживали в приличном состоянии за государственный счет. Нынче же некогда величественное и зловещее здание выглядит как общипанный попугай".

Перед журналистами, авторами статьи, дверь в квартире № 20 не открыли. Но в щелку за цепочкой поведали, что у бывших апартаментов Распутина ныне три хозяина, то есть они превращены в вульгарную советскую коммуналку. В разговоре выяснилось и другое. Журналистам и просто любопытствующим обитатели бывшей распутинской квартиры уже давным-давно не открывают двери. Устали они рассказывать, как в сумерках в длинном коридоре колышется временами бородатое марево. Как в большой комнате нападает на людей какой-то непонятный ступор, и кажется им, что из верхнего правого угла кто-то наблюдает за ними. Наконец, как приходится буквально каждое утро вытирать тряпкой чьи-то мокрые следы, появляющиеся на полу среди ночи...

Недавно повадились навещать дом Распутина какие-то непонятные сектанты. Много раз устраивали они во дворе песнопения. Звонили в квартиры дома, предлагали очистить от скверны это дьявольское место. Вскоре произошло нечто потрясающее, из ряда вон выходящее. Имеются многочисленные свидетели происшедшего.

Однажды вечером, когда "белые братья" истово молились под окнами распутинской квартиры, подошел к ним высокий монах с тяжелым золотым крестом на груди. Сектанты не обратили на него никакого внимания, продолжая заниматься своим делом.

- Что? Не узнали, сукины дети?! - донесся до них громоподобный рев монаха.

Сектанты обернулись к монаху, прикрикнувшему на них, и дружно завопили от ужаса. Перед ними стоял Григорий Распутин во всей своей красе. Призрак был непрозрачным, "плотным". Внешне он выглядел как живой человек. С криками ужаса сектанты бросились от распутинского дома прочь, а привидение Григория тут же растаяло в воздухе...

Другое "неугомонное привидение" считается, представьте себе, чуть ли не одной из достопримечательностей американского города Чикаго. Относительно немного людей встречалось с ним с глазу на глаз, однако о существовании призрачной "девушки в белом платье" знают многие местные жители. Здешние газеты частенько пишут о ней.

В 1931 году одна девушка, которая возвращалась к себе домой с вечеринки, погибла на Арчер-авеню в Чикаго, попав под колеса мчавшегося по улице автомобиля. Ее похоронили на кладбище Воскресения, находящемся, между прочим, на той же самой Арчер-авеню. Тело положили в гроб в том же белом платье и тех же туфлях, которые были на девушке в последний день ее жизни.

Миновало много лет... И вот вдруг стали поступать в местные газеты странные сообщения от водителей машин самых разных марок. Водители уверяли, что замечали, проезжая поздним вечером или ночью по Арчер-авеню, симпатичную девушку в старомодном белом платье. Она стояла на обочине и пыталась остановить проезжавшую мимо нее машину.

Водители, ехавшие куда-то по своим делам в одиночестве, были не прочь подвезти симпатичную девушку, а попутно и развлечь себя беседой с ней. Едва автомобиль останавливался рядом с девушкой, та стремительно вскакивала в него и со слезами на глазах умоляла, чтобы ее поскорее отвезли домой. В дальнейшем она не произносила ни единого слова в ответ на настойчивые расспросы водителя. Когда машина доезжала до кладбища Воскресения, девушка просила водителя остановиться.

Самым удивительным в сообщениях водителей, подвозивших девушку до кладбища, было их упоминание о том, каким манером девушка выбиралась из остановившейся автомашины. Она исчезала из салона, не отворив автомобильной дверцы! Именно эта деталь встречи с ней и служила поводом для обращения водителей в газеты.

Декабрьским вечером 1977 года проезжал мимо кладбища Воскресения один мужчина на своей легковушке. Чисто случайно он заметил девушку в белом платье, стоявшую в понурой позе за кладбищенскими воротами. Мужчина подумал, что ее случайно заперли - что она не успела покинуть территорию кладбища до того момента, как кладбищенские сторожа навесили на ворота замок. Ничто иное, само собой, не могло прийти мужчине в голову. И он, остановив свою легковушку возле ближайшего телефона-автомата, позвонил в полицию.

Когда наряд полиции прибыл к кладбищенским воротам, то не обнаружил за ними девушку в белом платье. Зато он обнаружил нечто другое, очень и очень странное. Полицейские увидели, что прутья железной изгороди рядом с воротами были слегка выгнуты наружу. Нужно было обладать воистину чудовищной физической силой, чтобы выгнуть так эти толстые металлические прутья...

В полицейских архивах самых разных стран имеются сообщения о призраках, которые вмешиваются в жизнь людей и предостерегают их от совершения роковых шагов - к примеру, от самоубийства. В Австрии широко известны рассказы художника-портретиста Джозефа Айгнера о его встрече с привидением монаха, дважды помешавшего ему покончить с собой.

Как одаренный художник, Д. Айгнер уже в своей юности пользовался успехом, но у него были, по всей видимости, какие-то нелады с психикой. Время от времени накатывали на художника иррациональные приступы отчаяния. Мысль покончить с собой превращалась в маниакальную идею. Перебороть себя, отказаться от ужасной мысли, толкающей его к смерти, художник не имел никаких сил.

Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он предпринял первую попытку свести счеты с жизнью. Айгнер повесился на стропилах чердака родительского дома в Вене. В ту же самую секунду, когда он выбил табуретку из-под своих ног, появился перед ним монах-капуцин. Его фигура, по словам Айгнера, словно бы выросла мгновенно из пола чердака. Сунув свой крючковатый палец за петлю, затянувшуюся на горле художника, монах ослабил давление петли на шею. И произнес короткую пламенную речь, в ходе которой как-то убедил юношу, что жить стоит.

Монах помог Джозефу Айгнеру освободиться от петли, накинутой на горло, а потом исчез с чердака, растаяв в воздухе.

Прошло четыре года. Айгнер, вновь охваченный маниакальной идеей покончить с собой, опять предпринял попытку самоубийства. И снова возник перед ним внезапно монах-капуцин. Как и в прошлый раз, он провел с художником душеспасительную беседу - психологическую обработку, отговорил его прощаться с жизнью раньше времени... А потом сгинул с глаз...

Джозеф Айгнер стал в дальнейшем революционером и мятежником. Спустя ровно восемь лет после его второй встречи с таинственным монахом Айгнера арестовали и приговорили к смерти, но незадолго до казни внезапно помиловали. В городской суд явился все тот же монах-капуцин и долго, очень долго беседовал с судейскими чиновниками. Мятежник Айгнер совершил такие тяжкие преступления, что по всем статьям закона поджидала его неминуемая смертная казнь. Нам неведомо, каким образом удалось таинственному монаху уговорить судей отменить смертный приговор, вынесенный Д. Айгнеру. Остается тут предполагать единственное: призрак монаха оказал какое-то гипнотическое воздействие на судей, попросту говоря - дьявольски охмурил их. И приговор был отменен.

По словесным описаниям, сделанным судьями, беседовавшими с монахом, Айгнер сразу же узнал монаха-капуцина, который ранее дважды удерживал его от самоубийства... Пораженный очередным спасительным вмешательством призрачного монаха в его жизнь, художник Д. Айгнер нарисовал по памяти его портрет.

В 1889 году художнику исполнилось шестьдесят восемь лет. И он-таки осуществил в конце концов свою маниакальную идею покончил с собой, пустив из револьвера пулю в собственный лоб. Покрыто мраком неизвестности, являлся ли к нему за мгновение до состоявшегося наконец-то самоубийства призрак монаха-капуцина. Однако доподлинно известно другое.

Погребальное богослужение над телом самоубийцы было проведено все тем же монахом, появившимся невесть откуда. Друзья и знакомые покойного, присутствовавшие на богослужении, опознали монаха по портрету, нарисованному Джозефом Айгнером много лет назад...

Давайте чисто условно назовем таинственного монаха "предостерегающим от смерти призраком".

Феномен "предостерегающих от смерти призраков" относится к числу наиболее редких феноменов в мире привидений, но все же изредка проявляет себя и он. Вот еще один впечатляющий пример такого проявления.

В конце прошлого века английский посол в Париже, лорд Дафферин проводил свой очередной отпуск на родине - на Британских островах. Он поселился вдали от шума городского в деревенском доме своего друга в Ирландии.

Как-то раз ночью лорд внезапно проснулся от ощущения, что кто-то резко толкнул его в бок. Приподнявшись на постели, он огляделся по сторонам. В комнате никого не было.

Тогда лорд встал и выглянул в окно. В лунном свете он увидел на лужайке перед домом очень медленно шагавшего мужчину, который тащил на своей спине нечто, похожее издали на гроб. Ноша, видимо, была тяжелой, ибо мужчина сильно согнулся под ее тяжестью и переставлял ноги с немалым трудом.

Лорд Дафферин быстро спустился по лестнице вниз, распахнул дверь, выходящую из дома на лужайку, и зычным голосом крикнул:

- Что это вы здесь, возле чужого для вас дома, взяли?!

Человек обернулся и выглянул из-под своей ноши, оказавшейся именно-таки гробом. Лорда так и передернуло при виде его лица, старческого, безобразного и сморщенного.

В ответ на заданный вопрос старик с безобразной внешностью и с гробом на спине внезапно пошел прямо на лорда Дафферина. К величайшему изумлению последнего, он быстро прошел сквозь лорда, словно тело того состояло из воздуха, а не из костей и мяса. А потом мгновенно исчез.

На следующее утро лорд рассказал за завтраком хозяину дома об этом дичайшем, по его собственным словам, происшествии. Хозяин дома лишь руками развел в недоумении. Он не знал, как объяснить случившееся.

Прошел ровно один год... И вот однажды британский посол во Франции лорд Дафферин прибыл на очередной международный дипломатический прием в парижский "Гранд-отель".

Когда лорд и его личный секретарь подошли к лифту, Дафферин внезапно переменился в лице, замер на месте и категорически отказался заходить внутрь лифта.

Впоследствии он здесь же, на дипломатическом приеме, публично заявил:

- Лифтером был не кто иной, как тот самый уродливый сморщенный старикашка, которого я видел несущим гроб в ирландском поместье моего друга ровно год назад!..

Лифт начал подниматься вверх без лорда и его личного секретаря. А лорд тем временем отправился к управляющему "Гранд-отеля", чтобы навести у того справки о личности уродливого старикашки.

Когда лифт поднялся до пятого этажа, канат, удерживавший его, лопнул. Со страшным грохотом лифт рухнул на дно шахты, и все, кто находились в нем, погибли.

Эта история широко освещалась во французской, затем в английской прессе. Обстоятельства происшествия изучались даже членами Британского научного физического общества. Самым загадочным обстоятельством было здесь то, что уродливый сморщенный старикашка не значился в персонале отеля. Никто из служащих "Гранд-отеля" не знал его имени и фамилии, а также никогда не видел старикашку. Невозможно было объяснить, откуда взялся и каким образом неведомый старикашка вдруг временно превратился в лифтера, одетого по всей лифтерской форме, и - самое главное! - почему не было обнаружено его тело среди тел других людей, погибших в упавшем вниз лифте?

Попытка анализа

Выдающийся русский поэт В. Жуковский долгое время занимался изучением феномена привидений, о чем, кстати говоря, мало кто знает сегодня. В сороковых годах прошлого века он опубликовал свое обширное сочинение на эту тему.

"Верить или не верить в существование привидений? - вопрошает В. Жуковский. И сам же отвечает на заданный вопрос: - Множество событий, достаточно засвидетельствованных, побуждают нас отвечать утвердительно. С другой стороны, невероятность самих событий, выходящих из обыкновенного порядка вещей, склоняет нас к отрицанию. Что же выбрать? Ни то, ни другое... Сии явления останутся для нас навсегда между "да" и "нет". В этой невозможности приобрести насчет них твердое убеждение выражается для нас закон самого Создателя, который поместил нас на земле, дабы мы к здешнему, а не к другому какому-то порядку принадлежали, и отделил нас от иного мира таинственной завесой. Эта завеса непроницаема. Она порой сама перед нами приподнимается, дабы мы знали, что за ней не пусто, но нашей силой не может быть никогда развернута. Явления духов, непостижимые нашему рассудку, строящему свои доказательства и извлекающему свои умственные выводы из материального, суть лучи света, иногда проникающие сквозь завесу, которой мы отделены от духовного мира. Они будят душу посреди ленивого покоя земной очевидности. Они обещают ей нечто высшее, но его не дают ей, дабы не произвести в ней раздора с тем, что ей дано здесь и чем она должна быть ограничена и определена в своих действиях. Вот причина, по которой всякое явление духа производит в нас чувство ужаса, не похожего ни на какой земной ужас".

А вот что пишет на сей счет современный исследователь аномальных явлений, мой "московский сосед" И. Винокуров: "Считать привидения галлюцинацией означает считать их несуществующими. Между тем, все говорит за то, что очевидцы воспринимают их посредством органов чувств, то есть как нечто, существующее объективно в значительной степени независимо от наблюдателя. Это нечто, бывает, не только одаряет очевидца важными и дотоле неизвестными ему новостями, но и оставляет вполне вещественные следы своего пребывания. Вместе с тем в массовом общественном сознании и особенно в представлениях ученых объективность привидений почти не отражена, за исключением фольклора..."

Позволю себе тут не согласиться с утверждением моего давнего друга И. Винокурова о том, что подавляющее большинство сообщений о встречах с привидениями относятся к области фольклора. Что такое фольклор? Это, грубо говоря, "народные байки", которым можно верить, а можно и не верить. Интеллигентные читатели реагируют на такие "байки" с подчеркнутым недоверием.

Все приведенные выше отчеты о встречах с призраками не имеют ничего общего с фольклорным жанром словесности. В каждом отчете сообщается о свидетелях аномального происшествия, подчас многочисленных, указываются иной раз конкретные имена свидетелей, а зачастую рассказ ведется от первого лица.

Это категорически не фольклор! Это, дорогие вы мои читатели, типичнейшие свидетельские показания, которые ничем не отличишь от показаний, даваемых полиции свидетелями того или иного страшного события...

Поговорим о поведении привидений. Об их странных повадках.

Многие призраки - не все! - отличаются молчаливостью. Шастают в мире живых людей, не произнося ни единого словечка.

По сообщению В. Нубрига, такой призрак умершего мужчины являлся с настырным постоянством к своим жене и детям. В. Нубриг пишет: "Чтобы призрак не причинял какого-нибудь вреда, надо было поднимать страшнейший шум". Не следует ли понимать сказанное так: призрак, явившись, причинял-таки какой-то вред - например, принимался буянить в своем бывшем обиталище на земле? И лишь "страшнейший шум", поднимаемый напуганными его выходками людьми, оказывал отрезвляющее воздействие на буяна. В ответ на шум он, недовольный им, исчезал, уходил куда-то прочь.

Если сделанное только что допущение верно, то напрашивается предположение: призрак методично наведывался в свой бывший дом с единственной целью - отводя злобную душу, всласть побуйствовать там, максимально досадить живым людям. Досадить - почему и зачем?

Попробую ответить на заданный вопрос, хотя и не совсем уверен в правильности ответа.

Вероятно, в своей земной жизни человек совершил какие-то столь тяжкие грехи, что его душа не была допущена после смерти в загробную реальность. Она застряла где-то в промежуточной зоне между двумя мирами. Ну, скажем, очутилась на некоей потусторонней свалке, куда выкидываются Неведомым всяческие отбросы человеческого общества, прекратившие свое существование на Земле... Вот призрак покойного грешника, совершенно осатанев от случившегося с ним за гробовой доской, и начал совершать набеги с той свалки в мир живых людей. Уж как это удавалось ему ударяться в бега со свалки, не ведаю. Главное, как-то удавалось. Он врывался то и дело в наш мир и начинал там злобствовать.

Мол-де, все вы, мерзавцы, живете тут в свое удовольствие, наслаждаетесь жизнью, а я на загробной помойке в дерьме бултыхаюсь. Ну, я сейчас покажу вам всем кузькину мать! Дам вам всем по мозгам в отместку за то, что вы здесь счастливы, а я там несчастен до невозможности...

На мою гипотезу о выходках именно "грешной души", не допущенной в "рай", работает упоминание В. Нубрига об одном любопытном случае, когда линкольнский епископ написал отпущение всех грехов покойному и, при вскрытии его могилы, лично положил бумажку с этим текстом на грудь трупа. Едва это было сделано, как призрак перестал появляться и тревожить людей.

Не сразу и сообразишь, что коротенькая эта справочка насчет бумажки с текстом отпущения всех грехов, возложенная на труп рукою священнослужителя, - факт потрясающий, наводящий на очень и очень специфические размышления.

Из него вытекает, что церковь как общественный институт обладает уникальной возможностью вступать в одностороннем порядке в прямой контакт с миром Неведомого, Запредельного. И не просто вступать, а отправлять туда свои депеши - нечто вроде рекомендаций, пожеланий. Я не рискую называть эти депеши руководящими указаниями.

Упаси меня Бог даже от слабой мысли о том, что церковь может управлять процессами, протекающими в непроницаемой мгле Неведомого. Я просто констатирую очень озадачивающий факт: отпущение всех грехов, написанное рукой служителя церкви, сработало, как это ни удивительно! Оно было принято миром Неведомого к сведению, и призрак покойного перестал тревожить живых людей.

Другим верным способом избавиться от бесчинствующего хулигана-привидения может послужить всеочищающий, как с давних пор известно, огонь. Примером служит уже описанный мною случай, когда был сожжен труп мужчины, злобный призрак которого в течение долгого времени терроризировал целый город. Откуда явился в наш мир этот бандюга, пылавший свирепой ненавистью ко всем живым людям подряд? Не с той ли самой потусторонней помойки, наличие которой в загробной реальности я обозначил выше лишь на уровне ничем не доказываемой гипотезы?.. Его "душа" сгорела в огне, и буйства привидения тотчас же прекратились.

Что такое призрак? Это электромагнитный фантом, двойник живого человека. Куда же, спрашивается, девалась вода, литр за литром вливавшаяся в электромагнитную глотку привидения? И почему привидение страдало от беспрерывной жажды?

Все это очень и очень странно.

Наиболее частыми бывают сообщения о явлениях призраков в момент смерти людей либо на сороковой день после смерти. Я привел три таких сообщения, вполне характерных. Есть, впрочем, и в них отдельные черточки, которые видятся мне совершенно необъяснимыми странностями в поведении привидений.

Перед Могилевским митрополитом Платоном появился на краткие мгновения призрак студента Ивана Крылова, который, как чуть позже выяснилось, скончался в этот самый момент. Почему призрак, прощаясь навсегда с нашим миром, навестил именно митрополита Платона, а не кого-нибудь другого? Неизвестно. Почему, объявившись в комнате Платона, он не произнес ни единого слова, а лишь молча пялился какое-то время в упор на митрополита? Непонятно. Наконец, почему он имел несколько необычный, мягко говоря, облик? Я цитирую слова Платона: "Лицо его вижу ясно, но его тело было как бы в тумане или облаке".

Все это - сплошные загадки.

Кстати, о внешнем облике призраков. Сравним два их описания. Делопроизводитель департамента в Петербурге, гонявшийся по помещениям департамента за привидением женщины, описывает ее лицо так: "Черты ее лица точно колыхались, то расплывались, то выступали ясно..." Привидение женщины, судя по описанию, обладало какой-то "энергетической неустойчивостью", что ли. У этого призрака "неустойчивость" проявлялась в области лица. А вот зато у студента Крылова, напротив, в области тела, которое "было как бы в тумане или облаке". Между тем лицо Крылова было видно отчетливо, ясно...

В одной из деревень Читинской области в наши дни явился среди ночи призрак умершего деда. Это произошло на сороковой день после смерти человека. Призрак, ломился в двери избы. Потом очень долго бродил по двору, по огороду. Затем снова тарабанил в двери избы. И сгинул в конце концов. Его звучные шаги слышали все обитатели дома. Снег громко и отчетливо хрустел под ногами привидения.

Когда же утром люди вышли из избы во двор, дабы посмотреть на следы, оставленные призраком, то не обнаружили там на снегу никаких следов. Снегопада, способного замести следы, в ту ночь не было.

Вот и поди пойми, каким путем создавал призрак акустическую иллюзию звука своих шагов по снегу! Зачем он создавал ее - это, по-моему, и ребенку ясно. Да затем, чтобы довести до сведения своих родичей, сидящих в избе, о собственном визите с того света... А вот как, с помощью каких технологий была создана акустическая иллюзия?

Снова - ничего не понятно. Технологии сокрыты во мраке неизвестности.

Еще один пример явления призрака в прошлом веке: в момент своей смерти явился призрак полководца Диомида Пассека священнику Николаю. Почему призрак предстал перед Николаем, а не перед кем-то из членов семьи погибшего? С точки зрения здравого смысла, вечное прощание именно с членами семьи выглядело бы куда более правильным, логичным, справедливым. Но у привидений, ставших уже не людьми, - свои представления о логике.

Я вот что думаю: в следующую же секунду после того, как душа покидает тело, она с ходу начинает трансформироваться, преобразовываться в существо, принадлежащее отныне принципиально иной реальности бытия, потусторонней, у которой свои понятия и законы, отличающиеся от наших. Отсюда все странности как в поведении, так и в облике души, ставшей жительницей другого мира. Призрак Диомида Пассека появился перед священником Николаем в весьма странной на вид, длинной белой блистающей одежде. "Лицо его тоже было сияющее и счастливое", - отмечает Николай. С минуту призрак пристально и молча смотрел на священника, а потом неторопливо воспарил вверх и растаял в пространстве.

Озадачивает поведение и другого привидения - призрака рыцаря, навестившего среди ночи графа Сухтелена. Привидение наведалось к графу сразу же после того, как тот приказал похоронить скелет рыцаря в гробу на кладбище под чтение подобающей молитвы по христианскому обычаю. Из контекста рассказа графа ясно следует: гость с того света явился, чтобы поблагодарить Сухтелена за похороны его останков по всем христианским правилам захоронения покойников.

В благодарность за достойные похороны призрак рыцаря наклонился над графом, лежавшим на постели, и поцеловал его в губы своими ледяными устами. А потом сгинул.

Ничего себе благодарность! Да от такой благодарности может случиться у нервного впечатлительного человека разрыв сердца! "Рассказывая об удивительном происшествии, - говорится в сообщении, - граф всегда добавлял, что никогда раньше чувство страха не владело им в такой степени, как в эту ужасную ночь".

Великий страх нагнал на сектантов и призрак Григория Распутина.

По всей видимости, ему до тошноты надоели песнопения и завывания сектантов перед домом, где Распутин все еще продолжал по сей день жить в форме привидения - "бородатого марева", оставлявшего каждую ночь мокрые следы на полу своей квартиры. Григорий Распутин с золотым крестом на груди, представший внезапно перед сектантами, грозно прикрикнул на них, и те в ужасе разбежались.

Здесь - тоже своя странность. Неведомо почему душа Распутина не получила допуска на тот свет. Неведомо почему не оказалась она и в промежуточной зоне между двумя мирами, как это, может быть, случилось с некоторыми иными душами. Душа Распутина застряла навечно или, может быть, очень надолго в стенах квартиры на Гороховой, 64, где Григорий проживал с 1914 по 1916 год...

Почему-то "забуксовала", застряла на этом свете и душа девушки в белом платье, которую сбил насмерть автомобиль в 1931 году на Арчер-авеню в Чикаго...

Не сумела навсегда покинуть наш мир и душа "невысоконькой худенькой бабенки в платке на голове, кацавейке" и с шевелящимся младенцем на руках, завернутым в какие-то тряпки. Поведение призрака "бабенки" выглядит совсем уж идиотичным. "Бабенка" бесцельно, тупо бродит вечерами и ночами по коридорам, этажам департамента в Петербурге. Чудится, она сама не понимает, зачем шляется там и чего хочет. Перед нами - этакий психически не совсем здоровый призрак.

Лишь энергичные действия, предпринятые автором рассказа о призраке полоумной "бабенки", помогли прояснить некоторые немаловажные детали. Оказывается, "бабенку" замуровали в толстой кирпичной стене чердака - в пустом пространстве, обнаруженном там после взлома стены. Взлом был произведен в том месте, где призрак "бабенки" исчез, как бы вдавившись спиной в стену. В пустом пространстве, в нише в стене, валялся на полу женский скелет, однако детского скелета рядом с ним не было.

В голову приходит жуткая мысль - может быть, женщину замуровали там живьем?! И она, перед смертью сошедшая с ума в своей "камере без дверей", превратилась после смерти в полоумного призрака, годами мечущегося ночами по этажам здания?

Ставит в тупик упоминание о шевелящемся младенце, которого призрак женщины постоянно носил на руках. Что это за младенец? Почему не были найдены его кости рядом с женским скелетом в пустом пространстве, обнаруженном в толстой чердачной стене?

Вопросы, вопросы, вопросы...

Какими, спрашивается, соображениями руководствовался призрак монаха-капуцина, дважды отговоривший художника Д. Айгнера покончить жизнь самоубийством? А как, с другой стороны, удалось призрачному монаху убедить судейских чиновников отменить смертный приговор, вынесенный художнику, который с течением лет стал закоренелым преступником? И почему все тот же монах не удержал Айгнера от его третьей попытки покончить с собой, которая оказалась удачной? На склоне лет художник застрелился.

Наконец, что это за странная визуальная метафора, целиком и полностью пребывающая за пределами наших обыденных представлений о здравом смысле и нормах поведения? Я не сомневаюсь в том, что безобразный старикашка с гробом на спине был именно метафорой - метафорическим предостережением, посланным из мира Неведомого персонально лорду Дафферину. Старикашка оказался самым что ни на есть натуральным привидением. Он прошел сквозь лорда насквозь, точно сквозь пустое место.

Спустя ровно год лорд Дафферин, подойдя к кабине лифта в парижском "Гранд-отеле", опознал в лифтере того самого безобразного старикашку. Потрясенный этим, лорд отказался войти в лифт, что и спасло ему жизнь. Лифт, достигнув пятого этажа, рухнул вниз. Все, кто находились в нем, погибли. И вот вам очередная странность: среди тел погибших не было обнаружено тело "лифтера" с безобразной внешностью...

Неведомое любит и умеет задавать нам загадки. Мотивы действий Неведомого в случаях вроде описанных выше остаются от начала до конца непонятными нам.

Они - тайны неразгадываемые. Но в то же время они - и важные знаки, "жирные" опознавательные метки, оставляемые Неведомым, Запредельным в нашем мире. Их назначение сводится к одному: снова и снова напоминать людям о существовании в природе некоей иной реальности, могущественные потенциальные возможности которой превосходят все наши даже самые буйные фантазии о пределах всесилия, могущества Неведомого.